«Деловая Грузия»

— раздел базы данных 1998–2018гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Дневник приватизации. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 46000 руб.
Грузия Новости и аналитика (22362 документа) • Авиапром, автопром  число статей в наличии 69 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 19.8.2018 читателями скачано статей 801Агропром 1178 / 10133Алкоголь 894 / 12522Армия, полиция 1795 / 11998Внешэкономсвязи, политика 8082 / 69459Госбюджет, налоги, цены 1521 / 10157Легпром 19 / 283Леспром 27 / 101Медицина 153 / 1088Металлургия, горнодобыча 146 / 222Миграция, виза, туризм 1060 / 10273Недвижимость, строительство 381 / 2512Нефть, газ, уголь 1256 / 4733Образование, наука 199 / 3289Приватизация, инвестиции 392 / 2091Рыба 7 / 95СМИ, ИТ 747 / 7814Судостроение, машиностроение 29 / 216Таможня 105 / 1488Транспорт 1696 / 11023Финансы, банки 1063 / 5236Химпром 44 / 179Экология 249 / 2719Электроэнергетика 1019 / 5727 | Главное | Персоны | Все новости


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Грузия» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 19.08.2018 размещены 493 важные статьи, в т.ч. 104 VIP-автора, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны
Перевозкина Марина 9, Алленова Ольга 8, Двали Георгий 8, Иванишвили Бидзина 8, Бурджанадзе Нино 6, Латынина Юлия 6, Саакашвили Михаил 6, Абашидзе Зураб 5, Бендукидзе Каха 4, Гамцемлидзе Давид 4, Лукьянов Федор 4, Стуруа Роберт 4, Аласания Ираклий 3, Карасин Григорий 3, Кикабидзе Вахтанг 3, Кобалия Вера 3, Маргвелашвили Георгий 3, Маркедонов Сергей 3, Милашина Елена 3, Шеварднадзе Эдуард 3, Ахмедова Марина 2, Бакрадзе Давид 2, Бердзенишвили Давид 2, Бокерия Георгий 2, Вашадзе Григол 2, Габриадзе Резо 2, Гиоргадзе Игорь 2, Каменс Генри 2, Кбилашвили Арчил 2, Онищенко Геннадий 2, Хидирбегишвили Арно 2, Цискаришвили Сосо 2, Чиаберашвили Зураб 2, Эскин Авигдор 2, Абзианидзе Давид 1, Александрова Мария 1, Алпаут Рамазан 1, Ахвледиани Армаз 1, Бадридзе Ясон 1, Бактадзе Мамука 1, Буцхрикидзе Вахтанг 1, Быков Дмитрий 1, Гайдай Валентин 1, Гордиенко Ирина 1, Гулашвили Малхаз 1, Деканоидзе Хатия 1, Джангулашвили Свимон 1, Джорбенадзе Ирина 1, Долидзе Виктор 1, Жегулев Илья 1, Закареишвили Паата 1, Инашвили Ирина 1, Иноземцев Владислав 1, Исакадзе Лиана 1, Кавсадзе Каха 1, Кадагидзе Георгий 1, Какабадзе Нана 1, Канашвили Георгий 1, Каныгин Павел 1, Коберидзе Натия 1, Кожокин Евгений 1, Косачев Константин 1, Косырев Дмитрий 1, Коэн Ариэль 1, Кузнецов Олег 1, Кукава Каха 1, Лиепа Андрис 1, Литовкин Виктор 1, Лошак Виктор 1, Мамрадзе Петр 1, Маргвелашвили Зураб 1, Мирзаян Геворг 1, Морошкина Лали 1, Мухашаврия Лия 1, Нарышкин Сергей 1, Нодиа Гия 1, Огрызко Владимир 1, Панфилов Олег 1, Пацурия Гия 1, Рамишвили Леван 1, Рейфилд Дональд 1, Рокс Юрий 1, Ростовский Михаил 1, Русецкий Александр 1, Сабанадзе Натали 1, Сакеваришвили Реваз 1, Свентицкий Николай 1, Семнеби Петер 1, Сигов Юрий 1, Силаев Николай 1, Симонян Юрий 1, Сонин Константин 1, Стажадзе Леван 1, Степанян Арнольд 1, Стуруа Мэлор 1, Судадзе Алекс 1, Тугуши Георгий 1, Тышкевич Анджей 1, Усупашвили Давид 1, Утиашвили Шота 1, Хабурдзания Валерий 1, Хаиндрава Ивлиан 1, Чхаидзе Елена 1, Эквтимишвили Нана 1

Погода:

Точное время:
Тбилиси: 03:31

Нерабочие дни:
08.04 Пасха (2018)
06.05 День святого Георгия Победоносца
12.05 День поминовения святого апостола Андрея Первозванного
26.05 День независимости Грузии

georgia.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (128)

Экономика (15) • Агропром (4) • Внешняя торговля (15) • Законодательство (11) • Книги (5) • Недвижимость (1) • Образование, наука (34) • Политика (2) • СМИ (6) • СМИ на русском (3) • Таможня (2) • Телевидение (5) • Туризм, виза (17) • Финансы (5) • Электронные ресурсы (5)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

 Грузинский транзит (.pdf) • На англ.яз.

Ежегодники «Деловая Грузия»

Экономика и связи Грузии с Россией →

Новости Грузии

Полный текст |  Краткий текст


Грузия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > aze.az, 16 августа 2018 > № 2704003

В Грузии могут усложнить получение вида на жительство

В парламент Грузии поступил законопроект об ужесточении правил получения вида на жительства иностранцами, не имеющими правового положения в стране, сообщает AZE.az со ссылкой на телеканал Imedi.

Авторами поправок в закон “О правилах выдачи паспортов граждан Грузии и удостоверений личности, регистрации граждан Грузии и иностранцев, проживающих в Грузии” являются депутаты от правящей партии “Грузинская места — демократическая Грузия” Гоча Энукидзе и Илья Цулая.

Согласно предлагаемым изменениям, основанием для получения вида на жительство станет инвестирование в Грузию 300 тыс. долларов США, или владение недвижимым имуществом, стоимость которого превышает 100 тыс. долларов.

Грузия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > aze.az, 16 августа 2018 > № 2704003


США. Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702854

США подвели Грузию, когда туда вторглась Россия

Дитер Боден (Dieter Boden), The Washington Post, США

Письмо в редакцию

В своем опубликованном 9 августа очерке «Когда Россия вторглась в Грузию, Америка начала действовать», Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) утверждает, что она неофициально предупреждала грузинского президента Михаила Саакашвили о том, что ему не следует рассчитывать на военный ответ НАТО в случае российского нападения. Но приехав 10 июля 2008 года в Тбилиси и стоя рядом с Саакашвили, она заявила: «Господин президент, мы всегда боремся за своих друзей».

Официально ее слова позднее истолковали как выражение готовности поддержать грузинские усилия по присоединению к плану действий по подготовке к членству в НАТО, которые в то время обсуждали члены альянса, вызывая неоднозначную реакцию. Но ее слова были слишком двусмысленными и допускали разные толкования. В той напряженной атмосфере, которая возникла на административной границе между Грузией и Южной Осетией, многие в регионе, и особенно грузины, восприняли заявление Райс как твердое обязательство США оказать военную помощь.

Рассказывая о своей работе над окончательным вариантом соглашения о прекращении августовской войны, Райс упомянула о том, что она совместно с другими людьми инициировала «важные перемены, включая изменение тех географических пределов, в которых позволено действовать российским войскам, чтобы они не создавали угрозу грузинской столице». Но на самом деле, правда оказалась совсем иной. Это соглашение привело к тому, что жители находящегося всего в 50 километрах от Тбилиси Ахалгори, которые почти поголовно являются грузинами, оказались на осетинской, то есть, на оккупированной Россией территории. Оттуда артиллерия большой дальности может вести огонь по грузинской столице.

Дитер Боден, Потсдам, Германия

Автор письма — отставной посол, бывший специальный представитель Генерального секретаря ООН в Грузии.

США. Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702854


Грузия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 15 августа 2018 > № 2701781

Грузия приступила к исправлению процесса возврата НДС

Международный валютный фонд заявил, что Грузии необходимо улучшить администрирование возвратов налога на добавленную стоимость, чтобы предотвратить дальнейшее накопление возвратных деклараций в системе.

В своем последнем ежегодном докладе об экономике Грузии МВФ отметил, что, несмотря на усилия по увеличению погашения требований по НДС, «необходимо сделать еще больше, чтобы сократить существующие запасы и предотвратить накопление дополнительных деклараций в будущем».

Недостатки в разработке и функционировании системы возмещения НДС с последующим накоплением неоплаченных кредитов были одними из недостатков, выявленных в диагностической оценке налоговой администрации 2016 года, сказал МВФ.

Согласно отчету, требования к НДС в 2016 году составляли 4,8 процента от ВВП, а уровень неоплаченных требований увеличивался лишь с 11 процентами подлежащих возврату претензий каждый год.

МВФ отметил, что наращивание требований по НДС объясняется рядом факторов, в том числе тем фактом, что возмещение производится только налоговым органом по запросу налогоплательщика, а это означает, что непогашенные претензии по НДС не относятся к просроченной задолженности. Кроме того, налогоплательщики, по сообщениям, полагают, что сохранение непогашенных остатков на их налоговых счетах с полномочиями делает их менее вероятными для проверки. Еще одним фактором, отсрочивающим оплату возмещения НДС, является то, что налоговый орган имеет строгие критерии для обработки автоматических возвратов.

Однако грузинская служба доходов заявила, что находится в процессе оцифровки своей системы возмещения НДС, на которую надеется МВФ, что будет способствовать упорядочению обработки требований по возврату НДС.

Грузия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 15 августа 2018 > № 2701781


Азербайджан. Грузия > Транспорт > aze.az, 15 августа 2018 > № 2702713

AZAL возобновляет рейс из Баку в Тбилиси

С 28 октября ЗАО «Азербайджанские авиалинии» (AZAL) возобновит рейс Баку – Тбилиси – Баку.

Как сообщили AZE.az в ведомстве, авиарейсы (J2-223/J2-224) будут осуществляться по классической схеме перевозки с бесплатной перевозкой багажа, ручной клади и питанием.

Для этого будут использоваться воздушные суда типа A319/A320. Полеты будут осуществляться каждую неделю – в четверг и в воскресенье – из первого терминала Международного аэропорта Гейдар Алиев.

Напомним, что с сентября 2017 года полеты по этому маршруту осуществлял лишь лоукостер Buta Airways, входящий в структуру AZAL.

Азербайджан. Грузия > Транспорт > aze.az, 15 августа 2018 > № 2702713


Азербайджан. Грузия. Нидерланды > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > interfax.az, 15 августа 2018 > № 2704696

Объем прямых иностранных инвестиций в экономику Грузии в 2017 году, по уточненным данным, составил $1 млрд 888,8 млн, что на 20,6% больше, чем в 2016 году, говорится в сообщении Национальной службы статистики.

Ранее рост прямых иностранных инвестиций в экономику Грузии в 2017 году оценивался в 16,2%, их объем в $1 млрд 861,9 млн.

Согласно уточненным данным, объем прямых иностранных инвестиций в 2017 году составил 12,5% ВВП Грузии, который в прошлом году в номинальном выражении равнялся $15 млрд 164,5 млн.

По сумме инвестиций, вложенных в экономику Грузии, на первом месте остался Азербайджан, откуда в прошлом году поступило $465 млн (24,6% общего объема).

На второе место (с четвертого - ИФ) переместились Нидерланды - $356,7 млн (18,9%), на третье (со второго) - Турция с $286,3 млн (15,2%). За ними следуют Великобритания (ранее была на третьем месте)- $248,9 млн (13,2%), Чехия - $142,5 млн (7,5%), США - $79,7 млн (4,2%), Люксембург - $68,3 млн (3,6%), ОАЭ - $57,8 млн (3,1%), Панама - $52,8 млн (2,8%), Китай - $40,3 млн (2,1%).

Из стран Евросоюза в Грузию поступили прямые инвестиции в размере $766 млн (40,6% общего объема), из стран СНГ - $508,5 млн (26,9%), в том числе Россия вложила $39,3 млн (2,1%). Предварительная оценка российских инвестиций в 2017 году составляла $32,9 млн.

Наибольший объем инвестиций в прошлом году привлечен в сферу транспорта и связи - $489,2 млн (25,9% общего объема). Далее следуют финансовый сектор - $302,6 млн (16%), строительство - $284,8 млн (15,1%), энергетика - $224,1 млн (11,9%), сфера недвижимости - $178,6 млн (9,5%), перерабатывающая промышленность - $98,6 млн (5,2%), гостиницы и рестораны - $67,8 млн (3,6%), горнодобывающая промышленность - $51,8 млн (2,7%), сельское хозяйство - 12,4 млн (0,7%).

Азербайджан. Грузия. Нидерланды > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > interfax.az, 15 августа 2018 > № 2704696


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 августа 2018 > № 2702901

Война 2008 года завершила формирование путинского мировоззрения

Торнике Гордадзе, Le Monde, Франция

Бывший грузинский министр Торнике Гордадзе считает, что росийско-грузинская война 2008 года дала Владимиру Путину уверенность в том, что он может действовать жестко. Тем не менее в свое время этот продлившийся всего несколько дней конфликт не казался особенно значимым событием.

Десять лет прошло с окончания российско-грузинской войны, активная фаза которой шла с 7 по 12 августа 2008 года. Этот небольшой конфликт на рубежах европейского континента, как оказалось, имеет большое значение для понимания политики Владимира Путина и последовавших российских военных вмешательств на Украине и в Сирии. Кроме того, эта война завершила формирование путинского восприятия международных отношений. Она придала российскому лидеру уверенность в слабости и упадочности Запада и укрепила его в мысли о том, что применение силы с презрением к международному праву всегда будет выгодным последним средством.

Вторжение в Грузию последовало за 15 годами военной, финансовой и политической поддержки абхазских и южноосетинских сепаратистов со стороны Москвы, массовой раздачей российских паспортов в обоих регионах, а также полным «гибридным» контролем над сепаратистскими вооруженными силами. Оно стало первым военным вмешательством Российской Федерации за пределами своих границ. Если же расширить перспективу на советскую эпоху, оно стало первым с вторжения в Афганистан в 1979 году. В отличие от последнего грузинская кампания по большей части воспринимается в России как военная, политическая и геополитическая победа, настоящее изменение хода истории с целой чередой поражений с момента окончания холодной войны. Кроме того, с экранов телевидения и в официальных заявлениях звучали настолько же неуместные, насколько параллели в духе квасного патриотизма с победой во Второй мировой войне.

Помимо военного триумфа (стоит отметить, что Россия понесла ощутимые потери в воздушной технике и живой силе за пять дней боев с бесконечно более слабым противником) все это стало для российского режима политической победой. Популярность Путина внутри страны била рекорды, а международное сообщество, несмотря на красивые слова и громогласные осуждения, в конечном итоге приняло новые правила игры. Россия де факто добилась для себя молчаливого вето на расширение НАТО на постсоветском пространстве.

Предложение диалога

Москва не только не стала целью санкций, но и получила со стороны американцев и европейцев предложение диалога с чистого листа: всего через несколько месяцев после конфликта первые дали старт «перезагрузке», а вторые запустили «партнерство для модернизации».

В стремлении скрыть свою неспособность помешать первому силовому изменению границ европейского государства с 1945 года международное сообщество позволило российской пропаганде нового типа убаюкать и частично убедить себя. Она была призвана в первую очередь запутать, посеять сомнения, сбить с толку и стереть границу между правдой и ложью. В результате была сформирована позиция об общей ответственности, провокации Москвы и неосторожности Тбилиси, российском вторжении и ошибочном грузинском обстреле «сепаратистских» позиций в ночь с 7 на 8 августа при том, что сотни российских единиц бронетехники и танков уже прошли разделяющий два государства Рокский тоннель.

По крайней мере, частичная ответственность за формирование такого нарратива лежит на следственной комиссии, которая была сформирована Европейским союзом под председательством швейцарского дипломата Хайди Тальявини (Heidi Tagliavini). После разоблачения тактики применения на Украине регулярных российских сил в униформе «местных сепаратистов», массовой передачи самого современного оружия и формирования виртуальной реальности с появлением фальшивых новостей в промышленных масштабах, заключения этой миссии выглядят излишне политкорректными и напоминают политическое стремление ограничить участие Запада. Так, ЕС осудил нарушение Россией территориальной целостности Грузии, однако наотрез отказался использовать в официальных документах понятия «оккупация» и «этническая чистка», чтобы не показаться грубым соседу.

Закон джунглей

Москва вынесла для себя целый ряд выводов из этого кризиса, который послужил основой для ее стратегии на Украине, в Сирии и в целом по отношению к Западу. Путин понял, что его популярность в стране и стабильность его режима связаны с войной, и что экономические и социальные трудности можно легко задвинуть в сторону, поставив на первое место миф об осажденной врагами родине. Россия удвоила усилия по улучшению и модернизации своих вооруженных сил, резко повысив выделяемые на эти нужны средства. Кроме того, она ощутила беспрецедентную силу пропаганды, причем не для убеждения мира в справедливости и правоте своей позиции, а для формирования атмосферы, в которой правда неотличима от лжи.

Путин понял, что международные последствия его односторонних действий и нарушений международного права мало что значат на фоне получаемой выгоды и фактического признания его геополитических амбиций. Путин окончательно уверовал в то, что международные отношения — это закон джунглей, где побеждает самый сильный и смелый. Как бы то ни было, самым страшным и тревожным для мира во всем мире стало то, что он показал Запад слабым, ошибающимся и не желающим отстаивать принципы, которые он сам вынашивал и продвигал на протяжение десятилетий. Силовая аннексия Крыма, война на востоке Украины с ее на вид местными участниками, а также этнические чистки и бескрайнее насилие над не поддерживающим сирийский режим населением Гуты и Алеппо — все эти стратегии основываются на выводах из маленькой войны, которая в свое время не изменила и не впечатлила мир.

Торнике Гордадзе, преподаватель Парижского института политических исследований, бывший министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Грузии

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 августа 2018 > № 2702901


Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 11 августа 2018 > № 2698904

«Отвоюем Абхазию и Южную Осетию»: зачем Грузия идет в НАТО

Что происходит с отношениями России и Грузии, спустя 10 лет после конфликта

Со дня, когда грузинские войска вошли в столицу Южной Осетии Цхинвали, прошло 10 лет. За эти годы отношения России и Грузии, некогда очень близких друг другу, прошли сложный путь. «Газета.Ru» рассказывает, в каком состоянии находятся российско-грузинские отношения на в настоящее время.

Десять лет назад, после грузино-осетинского конфликта с участием российских войск, отношения Москвы и Тбилиси стремительно ухудшились.

Россия признала независимость республик Южная Осетия и Абхазия, которые Тбилиси считает частью своих территорий. Грузия в ответ разорвала с Россией дипломатические отношения. Последние годы Грузия ведет активные переговоры с НАТО о вступлении в военный альянс.

С другой же стороны, Грузия сегодня — одно из излюбленных направлений для российских туристов, а Россия — главный рынок сбыта для грузинских товаров. На долю нашей страны в 2017 году пришлось 14,5% всего объема грузинского экспорта, который составил $2,735 млрд.

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин в разговоре с «Газетой.Ru» отмечает, что отношения России и Грузии «не наладились, но нормализовались».

«Все равно дипломатические отношения разорваны. Визовый режим, по крайней мере, по отношению к Грузии, в России сохраняется. Да, торговля, в целом, наладилась, но о каких-то совместных проектах и широкомасштабных инвестициях говорить пока еще рано», — говорит эксперт.

Не способствует налаживанию отношений и абсолютно противоположные оценки конфликта десятилетней давности. Так, грузинский президент Георгий Маргвелашвили, выступая на круглом столе «Прочный мир и безопасность — российско-грузинская война 2008 года, 10 лет спустя» заявил следующее: «Мы не должны бояться называть вещи своими именами. То, что делала и делает Россия против суверенного государства, — это война между Россией и Грузией, это агрессия, оккупация и попрание всех международных норм».

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, который в 2008 году занимал пост президента России, в недавнем интервью «Коммерсанту» заявил, что главный виновник войны — это Михаил Саакашвили, возглавлявший Грузию. «Мои оценки остаются прежними: если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было», — заявил Медведев.

В то же время премьер оставляет возможность на восстановление отношений открытой: «Дипломатические отношения могут быть восстановлены, не мы их разрушали».

Эксперты, однако, считают, что восстановление дипотношений не является перспективой ближайшего времени. Как отмечает грузинский политолог, руководитель центра культурных взаимосвязей «Кавказский дом» Георгий Канашвили, в настоящее время «стороны четко осознают, что статус-кво не будет меняться — цена слишком велика». «Поэтому сейчас время «тайм-аута», но к чему будет вести этот тайм-аут, пока неясно. Видимо такая ситуация продлится еще много лет», — отмечает Канашвили.

Сегодня же главная проблема российско-грузинских отношений упирается в желание Тбилиси стать членом Североатлантического альянса, который Москва воспринимает как недружественную России военную организацию.

В июле на полях саммита НАТО генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг пообещал, что Грузия в будущем войдет в состав альянса. Кроме того, генсек организации добавил, что в НАТО поддерживают евроатлантические устремления Тбилиси, а обещание включить Грузию в состав военного блока подтверждают и лидеры стран-участниц.

Россия считает, что вступление Грузии в НАТО может привести к катастрофическим последствиям. «Это может спровоцировать страшный конфликт. Непонятно, зачем это надо», — говорит Медведев.

«Разговоры о вступлении Грузии в НАТО идут в связи с тем, что, к сожалению, в Грузии не видят другой перспективы восстановления, как они выражаются, территориальной целостности страны. То есть, они представляют себе, что после вступления Грузии в НАТО альянс начнет отвоевывать для Грузии утраченные ей Абхазию и Южную Осетию», — поясняет мотивы Тбилиси Владимир Жарихин.

Однако, по мнению эксперта, этим чаяниям не суждено сбыться. «Во-первых, НАТО никогда не начнет это делать, это раз. А второе — по этой причине, в НАТО, с моей точки зрения, в итоге, Грузию никогда не возьмут. Я думаю, дело ограничится двусторонним договором с Соединенными Штатами», — считает специалист по СНГ.

Главный итог этого десятилетия, по словам Жарихина, дает понять, что «в 2008 году многие действия были сделаны правильно». «За прошедшие десять лет в регионе в результате военных действий не погиб ни один российский военнослужащий, не погиб ни один грузин, ни один абхаз. Это самое главное», — говорит эксперт.

Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 11 августа 2018 > № 2698904


Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 11 августа 2018 > № 2699339

Перелом 2008 года

Грузины собирают гроздья российского гнева

Адам Туз (Adam Tooze), Project Syndicate, США

На этой неделе, ровно десять лет назад, российские танки после многочасового марш-броска остановились невдалеке от Тбилиси, столицы Грузии. Эта короткая война на Кавказе знаменовала собой окончание длившейся почти два десятилетия западной гегемонии в Европе после Холодной войны. Подбадриваемая администрацией президента США Джорджа Буша-младшего, Грузия инициировала переговоры о вступлении в НАТО, что вынудило президента России Владимира Путина защитить ту красную черту, которую он провёл годом ранее. Россия, как заявил Путин на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года, будет считать любое дальнейшее расширение на восток западных институтов актом агрессии.

В августе 2008 года европейские дипломаты старались остановить боевые действия. Но уже через несколько недель всё мировое внимание захватил начинавшийся мировой финансовый кризис. В Вашингтоне, Лондоне, Париже, Берлине и Москве наиболее насущной проблемой стало предотвращение банкротства банков, а не военная эскалация. На первый взгляд Грузинская война и мировой финансовый кризис выглядят никак не связанными событиями. Однако не стоит игнорировать глубинные факторы, вызвавшие эту конфронтацию.

Поглощение посткоммунистической Европы Западом не ограничивалось просто бархатными революциями. Вступившие в НАТО и ЕС посткоммунистические страны, которые Дональд Рамсфельд, министр обороны в администрации Буша, называл «Новой Европой», зависели от сотен миллиардов долларов в виде инвестиций. Кредиты предоставляли те же самые европейские банки, которые помогали создавать бум на рынке недвижимости в США и накачивать ещё более крупные пузыри на рынке жилья в Великобритании, Ирландии и Испании. В период 2005-2007 годов наиболее экстремальная инфляция на рынке недвижимости в мире наблюдалась на восточном рубеже НАТО — в странах Прибалтики.

Наряду с гарантиями безопасности от России, посткоммунистические страны жаждали процветания. К началу 2000-х годов бывшие советские республики Грузия и Украина, не получившие допуска ни в НАТО, ни в ЕС, боялись остаться позади. Их желание «догнать» стало причиной так называемых цветных революций 2003 и 2004 годов, вызванных верой в то, что экономический рост, демократизация и прозападная ориентация идут рука об руку.

Но не только бывшие сателлиты СССР получали выгоду от глобального бума, финансируемого в долг. Власть и сила путинского режима тоже были (в основном) производной от глобализации, а если конкретно — колоссального роста цен на нефть. В 2008 году казалось, что российский энергогигант «Газпром», подконтрольный государству, может вскоре стать крупнейшей корпорацией в мире, благодаря беспрецедентному росту спроса в развивающихся странах, прежде всего, в Китае.

В 2008 году эти два фронта высокого давления, сформированных глобальным капитализмом, быстро шли друг другу навстречу в Евразии. Западные инвестиции стимулировали экономический рост в Центральной и Восточной Европе, а сырьевой бум поддерживал геополитическое возрождение России. Да, конечно, эти тенденции не обязательно должны были привести к конфликту. По крайней мере, согласно мантре глобализации, торговля приносит выгоду всем сторонам.

Евросоюз настаивает на невинности своей модели интеграции. Как простодушно утверждают его высшие представители, целью является мир, стабильность и верховенство закона, а не обретение геополитических преимуществ. Но вне зависимости от того, верят ли в это действительно посткоммунистические страны ЕС или нет, они смотрели на ситуацию иначе. Для них членство в НАТО и ЕС было частью антироссийского пакета, как это было и для западноевропейских стран в 1950-е годы.

Каждый раз, когда Германия слишком далеко заходила в развитии отношений с Россией, начиналась напряжённость. Когда в 2005 году было заключено соглашение о строительстве газопровода «Северный поток», тогдашний министр иностранных дел Польши Радек Сикорски назвал его новой версией пакта Молотова-Риббентропа 1939 года.

Украина тоже подала заявку на вступление в НАТО в 2008 году, но это не спровоцировало российскую интервенцию. Тем не менее, война в Грузии расколола украинский политический класс на три части — на тех, кто выступал за сближение с Западом, тех, кто поддерживал Россию, и тех, кто предпочитал политику балансирования. Эти противоречия в дальнейшем усугубились под влиянием финансового кризиса.

Ни одна часть мировой экономики не пострадала так сильно от этого кризиса, как страны бывшей советской сферы влияния. Когда схлопнулось глобальное кредитование, наиболее хрупкие заёмщики были отсечены первыми. Это, а также последовавший вскоре обвал сырьевых цен, стало сокрушительным шоком для «стран с переходной экономикой».

Будучи одним из крупнейших в мире экспортёров нефти и газа, Россия оказалась одной из наиболее пострадавших стран. Но после унижения финансового кризиса в конце 1990-х годов, Путин позаботился о том, чтобы Россия была вооружена значительными долларовыми резервами — они были третьими в мире по размерам после Китая и Японии. Резервы в сумме $600 млрд позволили России пережить шторм 2008 года без внешней помощи.

Но этого нельзя сказать о её бывших сателлитах. Их валюты обвалились. Процентные ставки резко выросли. Приток иностранных капиталов остановился. Некоторым странам пришлось обратиться за помощью к Международному валютному фонду.

Более того, после кризиса 2008 года пути стран Центральной и Восточной Европы разошлись. Политические руководители стран Прибалтики выбрали политику жесточайшего сокращения госрасходов, чтобы продолжить путь к членству в еврозоне. А в Венгрии правящие партии были дискредитированы, открыв двери для антилиберального режима премьер-министра Виктора Орбана.

Впрочем, ни одна страна в этом регионе не была стратегически более важной, политически более хрупкой или пострадавшей сильнее экономически, чем Украина. В течение нескольких недель по Украине был нанесён сокрушительный двойной удар — война в Грузии и финансовый кризис. Это открыло путь к успеху кандидата в президенты, пророссийски настроенного Виктора Януковича в 2010 году и к отчаянным финансовым переговорам с МВФ, ЕС и Россией, кульминацией которых стал кризис 2013 года. На фоне нынешних разговоров о торговых войнах стоит вспомнить, что спор из-за соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС привёл к свержению Януковича и к необъявленной войне с Россией.

В 1989 году казалось, что окончание Холодной войны означает, будто создаваемый рынком рост экономики является непреодолимой силой, дающей преимущество Западу во главе с США. Отсюда было легко сделать вывод, что расширение капитализма на постсоветский мир позволит продолжить смещение баланса сил в пользу Запада.

События августа и сентября 2008 года преподали два болезненных и крайне тревожных урока. Во-первых, капитализм подвержен катастрофам. Во-вторых, глобальный экономический рост совсем не обязательно укрепляет однополярный мировой порядок. Подлинно всеобщий рост глобальный экономики рождает многополярность, которая (если отсутствует всеобъемлющее дипломатическое и геополитическое урегулирование) является рецептом для конфликта.

Прошло десять лет, а Запад всё ещё продолжает с трудом адаптироваться к этим тревожным выводам. Сегодня все взгляды обращены на Азию, на подъём Китая и его растущее влияние в Евразии, Африке и Латинской Америке. Но путинская Россия по-прежнему остаётся спойлером. Мы не должны забывать грузинский кризис августа 2008 года, когда впервые стало очевидно, насколько опасной может стать новая глобальная экономическая система.

Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 11 августа 2018 > № 2699339


Грузия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699381 Эрик Хег

Интервью главы Миссии наблюдателей ЕС в Грузии

Эрик Хёг, глава Миссии наблюдателей ЕС в Грузии: «Главная задача - восстановить доверие в регионе»

Хавьер Колас (Xavier Colás), El Mundo, Испания

Эрик Хёг (Erik Hoeg) был назначен главой Миссии наблюдателей ЕС (EUMM) в Грузии в 2017 году, хотя работал в этом представительстве с 2015 года. Профессиональный дипломат, отработавший 16 лет в Министерстве иностранных дел Дании. Он возглавляет коллектив из 320 человек из 23 стран ЕС, который должен по мере возможности обеспечить «невозобновление боевых действий», а также «восстановить доверие, что является главной задачей». Его мандат распространяется на всю Грузию, однако «фактические власти Абхазии и Южной Осетии до настоящего момента отказывают нам в доступе на территории, находящиеся под их контролем».

El Mundo: Миссия ЕС действует с октября 2008 года. Как за это время изменилась обстановка на месте?

Эрик Хёг: Мандат ЕС, к сожалению, продолжает оставаться весьма необходимым. Обстановку вдоль демаркационных административных рубежей можно охарактеризовать как относительно спокойную, но ее необходимо контролировать, поскольку случаются мелкие инциденты, которые могут подорвать стабильность.

- Что Вы можете сказать о новой разметке «границ»?

— На сегодняшний день, заграждения и проволока расставлены по меньшей мере вдоль 32 километров демаркационной линии с Абхазией и вдоль 58 километров демаркационной линии с Южной Осетией. Их устанавливали силы безопасности, размещенные в этой местности. Заграждения и проволоку дополняют наряды из российских пограничников и силы безопасности двух республик, ограничивая свободу передвижение между этими зонами и территорией, управляемой центральным правительством Грузии. Все это отрицательно сказывается на местных жителях, затрудняя им получение образования, медицинской помощи, доступ к сельскохозяйственным угодьями. Кроме того, это разделяет семьи.

- Что необходимо сделать в первую очередь для поддержания мира?

- Нужно многое сделать для восстановления доверия. Поскольку мы не можем попасть в Абхазию и Южную Осетию, то используем телевизионные камеры дальнего радиуса действия, анализируем сведения из отрытых источников, беседуем с людьми, пересекавшими административные демаркационные линии, и таким образом узнаем, что происходит там внутри. Еще одна проблема — это присутствие российских военнослужащих и военной техники как в Южной Осетии, так и в Абхазии, что является нарушением 5 пункта соглашения от 2008 года, положившего конец вооруженному конфликту.

- Можно ли говорить о каких-то сдвигах по прошествии десяти лет после конфликта?

— Осенью 2008 года царило общее беспокойство, поскольку возобновление боевых действий было вполне реальным. Трудно сказать, как развивалась бы обстановка на местности без Миссии наблюдателей ЕС, но тот факт, что военный конфликт не вспыхнул вновь, следует рассматривать как серьезное достижение. Чтобы решать проблемы, с которыми сталкивается местное население, у нас есть прямая линия телефонной связи, позволяющая силам безопасности по обе стороны демаркационной линии обмениваться информацией и урегулировать инциденты по мере их возникновения. Наибольшее внимание уделяется фактам задержания. А также медицинскому транспорту. Тут прямая линия связи в буквальном смысле слова спасает жизни. Необходимо упомянуть также механизм предотвращения и реагирования на инциденты, позволяющий представителям с обеих сторон административной демаркационной линии встречаться лично, обмениваться информацией и обсуждать практические вопросы безопасности и гуманитарной сферы. Эти ежемесячные совещания показали свою полезность в деле укрепления доверия и сотрудничества между сторонами, хотя обсуждения принимают иногда достаточно острый характер.

Грузия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699381 Эрик Хег


Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699386

Грузинский урок российской армии

Марчин Гавенда (Marcin Gawęda), Defence24, Польша

Российско-грузинская война завершилась относительно легкой победой россиян, но одновременно вскрыла многочисленные проблемы, существовавшие в вооруженных силах РФ. После нее была начата основательная реформа армии, которая позволила России восстановить свой потенциал. Конфликт стал импульсом к беспрецедентному ускорению процесса модернизации и реформирования. Россияне решили отойти от модели, в которой армия готовилась к глобальной войне, и сосредоточиться на создании работоспособного механизма, способного вести эффективные действия в условиях региональной или локальной войны. Обозначим далее некоторые проблемные точки, существовавшие до «пятидневной войны», и посмотрим, как выглядят эти сферы сейчас, после проведения реформ.

1. Сокращение численного состава

Вооруженные силы России, которые та получила в наследство от СССР, отличались непропорционально раздутыми органами командования и тылами относительно количества «штыков», которые можно отправить на фронт. Такую ситуацию можно описать фразой «много вождей, мало индейцев». Одним из основных приоритетов реформы Сердюкова — Макарова стало сокращение генеральского и офицерского корпуса. Опыт чеченских войн показал, что хотя всего в армии служили 1,35 миллиона человек, в реальных операциях были способны принимать участие только 100 тысяч. Уменьшение количества персонала штабов при общем уменьшении численности вооруженных сил не означало, что боевой потенциал снизится, однако, этот процесс нес с собой некоторые риски с точки зрения потенциала вооруженных сил в целом.

В итоге соотношение «вождей и индейцев» изменилось. Если в 2008 году в российской армии было 1107 генералов, в 2012 их осталось 886, а количество полковников уменьшилось с 25 665 до 9 114. Численность офицерского корпуса сократили с 335 тысяч до 150 тысяч человек (позднее его решили увеличить до 220 тысяч человек). Также ликвидировали корпус прапорщиков и уменьшили количество тактических соединений. Штатная численность военнослужащих в рядах ВС РФ, согласно указу Владимира Путина от 2017 года, составляет 1 013 628 человек. При этом звучит критика по поводу количества гражданского персонала (в целом структурам министерства обороны подчиняется 1 903 051 человек). В 2017 году сообщалось, что контрактников в армии стало больше, чем призывников: их число постепенно, но неуклонно увеличивается.

2. Профессионализация

В российских условиях создать полностью профессиональную армию невозможно, впрочем, такая цель и не ставится. Россияне решили избрать смешанную модель, сохранив призыв, а одновременно активнее внедряя контрактную систему. Благодаря внедрению такой стратегии, а также проведенной реформе военного образования, уровень профессионализации вооруженных сил составил 70% (учитывая контрактников), что позволяет отправлять в наиболее опасные зоны соединения, состоящие из одних профессионалов. Резко увеличилось количество подразделений, способных в любой момент выдвинуться в район боевых действий и вступить в бой. Конфликт на Украине и сирийская операция позволили отдельным военным и армии в целом получить бесценный опыт как в сфере военного искусства, так и командования. Специалисты разного рода служат по контракту.

Приоритетом реформы было увеличение числа подразделений, находящихся в постоянной боевой готовности (в 2008 году во всей арии их доля составляла 13%, а в сухопутных войсках 17%). Сейчас роль сил быстрого реагирования играют воздушно-десантные войска, а некоторые части могут быть приведены в состояние полной боевой готовности не за сутки, как раньше, а всего за несколько часов.

Военным увеличили жалование, появились новые социальные программы, что в целом способствовало укреплению боевого духа в армейских рядах.

3. Новый облик разведки

В ходе российско-грузинской войны разведка подводила как на тактическом, так и на оперативном уровне. Военные шли в наступление «вслепую», не зная, где находятся свои собственные войска и противник. Технические средства разведки и беспилотные аппараты не использовались, командующие не знали, как выглядит тактическая обстановка. Сейчас разведка радикально преобразилась: изменилась ее структура, скорость пересылки и обработки информации, появилось новое оборудование.

Тактической разведкой могут теперь успешно заниматься специальные разведывательные подразделения тактических соединений, прекрасно оснащенные соответствующими техническими средствами (дроны, переносные радиолокационные станции, системы связи, многофункциональные средства наблюдения, устройства для лазерной подсветки цели и так далее), а не подразделения сил специального назначения (армейский спецназ и сформированные недавно Силы специальных операций), которые наконец получили возможность сконцентрироваться на своих собственных задачах.

4. Координация действий с авиацией

Взаимодействие с авиацией в ходе «пятидневной войны» выглядело не лучшим образом, точнее говоря, его практически не было. Из-за проблем с координацией действий случалось, что сухопутные подразделения выпускали ракеты из переносных ракетных комплексов по собственным самолетам. Пилоты штурмовиков Су-25, в свою очередь, не имели понятия, что происходит на земле. Речи об оказании непосредственной поддержки по запросу сухопутных сил, которая стала нормой, например, в Сирии, не шло. Новые возможности у авиационных наводчиков (специалистов по координации авиации и ее наведению на цели) появились благодаря комплексу «Стрелец».

5. Новые структуры

Война показала, насколько неповоротливы дивизионные структуры, поэтому было решено перейти к использованию бригад — более мобильных и эффективных соединений. Дивизии остались, правда, в воздушно-десантных войсках, а в последнее время их стали восстанавливать также в сухопутных, однако, плюсы бригадной системы стали очевидны, так что ее, по всей видимости, сохранят.

В рамках бригад и дивизий основным формированием стала батальонная боевая группа, превратившись из временного образования (какой она была во время чеченских кампаний) в слаженно действующий усиленный батальон. Состав и структура БТГ, батальонной тактической группы, относительно стабильны, а свои действия она отрабатывает на учениях, что позволяет добиться высокой боевой эффективности.

6. Перевооружение

Одним из условий повышения эффективности было появление в армии вооружений, отличающихся на качественном и техническом уровне от прежних. В 2008 году Кавказский военный округ располагал устаревшей и отслужившей свое техникой. Эффективность БТР-80, БМП-1, БМД-1 и даже танка Т-62 была небольшой, тем более на тот момент они уже исчерпали свой ресурс и начали ломаться даже во время их переброски.

Сейчас на вооружение поступила модернизированная или совершенно новая техника. Обновлен машинный парк, на учениях отрабатывается переброска колесной техники на большие расстояния, а процент поломок во время таких операций заметно снизился. Появились новые подразделения, оснащенные бронированным автомобилями («Тайфун», «Тигр», «Ивеко») и благодаря этому ставшие более мобильными.

Парк бронетехники унифицировали, модернизировали и расширили, исходя из идеи, что ключевым наступательным элементом должны выступать танки (в армии появились Т-90М, Т-72Б3, Т-80БВМ и так далее). Также модернизация затронула, в частности, бронетранспортеры (на вооружение принят, например, БТР-82А). Армия получила такие защищенные от подрыва мин автомобили, как КамАЗ «Тайфун», что стало для нее новинкой. Реформа предполагает, что в 2011 — 2020 годах во всех подразделениях 70% техники будет заменено новой.

Большие изменения претерпело также боевое снаряжение военнослужащих. В августе 2008 года унифицированной соответствующей мировым стандартам индивидуальной экипировки у них не было. Недоставало приборов ночного видения и тепловизоров, бронежилетов, средств медицинского обеспечения, оптических прицелов, обмундирования и так далее. Сейчас контрактник хорошо одет и накормлен, а также снабжен боевой экипировкой «Ратник». Оснащение войск специального назначения не уступает оснащению натовских военных.

7. Беспилотные аппараты

Во время «пятидневной войны» у российской стороны не было эффективных беспилотных комплексов разведки даже класса «мини», что было не только знаком технической отсталости, но и поводом для стыда, ведь грузинская сторона пользовалась современными дронами «Гермес 450». В свою очередь, российские комплексы «Строй-ПД» не соответствовали современным боевым условиям. В итоге россияне решили приобрести лицензию на производство израильских летательных аппаратов «Серчер» и «Берд Ай» (первый получил название «Форпост», второй — «Застава»). Сейчас российская армия располагает большим флотом дронов, кроме того, там появились специально обученные техники и операторы. Разрабатывается тактика использования беспилотных аппаратов, развивается собственное производство (готовится выпуск ударных дронов).

На вооружение поступило несколько основных модификаций беспилотников, сейчас они применяются в ходе каждой операции и выполняют не только разведывательные задачи, но и помогают координировать взаимодействие с ракетными войсками и артиллерией, что значительно повышает их эффективность. Россияне делают ставку на небольшие беспилотные аппараты (до тактического класса включительно), но зато внедряют их массово.

8. Связь и радиоэлектронная борьба

Связь во время конфликта с Грузией была ахиллесовой пятой россиян. Штабам батальонов с трудом удавалось поддерживать связь между собой и с командованием. Использовалась аналоговая недостаточно мобильная техника. В результате реформы появились спутниковые и цифровые системы, охватывающие как военнослужащих (экипировка «Ратник), так и высшие командные уровни и позволяющие в том числе проводить телеконференции. Примером техники нового поколения может служить переносная станция спутниковой связи «Аурига», которая использовалась в Сирии.

В 2008 году россияне не применяли средств радиоэлектронной борьбы для воздействия на систему связи грузинской армии, но уже на Украине им удавалось частично или полностью нарушить связь противника. Подразделения радиоэлектронной борьбы не только получили новое оборудование, но и выработали новые методики действия.

9. Интенсификация процесса обучения

Война показала, что уровень личной и групповой подготовки в сухопутных силах невысок. В колоннах при перемещении не поддерживалась должная дисциплина, плохо обученные водители не сохраняли необходимую дистанцию между отдельными единицами техники и подразделениями, на поворотах машины сбивались в группы, становясь легкой мишенью для противника. После войны в армии активно занялись боевой подготовкой на всех уровнях от индивидуального, батальонного и бригадного, до стратегического.

Учения перестали быть фикцией: они проходят в незапланированном режиме, а на них в опоре на полученный опыт ведения боевых действий отрабатываются конкретные боевые эпизоды. Сам процесс обучения переориентирован на участие в локальных, гибридных конфликтах. Учения стали обычной рутиной, а в подходе к ним офицеров и солдат произошел значительный сдвиг. Россияне сделали упор на тех аспектах, в которых в 2008 году возникали проблемы. Это маскировка, походное охранение, перестроение, рассредоточение сил и так далее.

10. Эффективное командование

После войны россияне усовершенствовали систему командования, которая не была способна адекватно реагировать на быстро меняющиеся боевые условия. Вместо неэффективной и неповоротливой многоуровневой структуры (военный округ — армия — корпус — дивизия — полк) появилась более простая, состоящая из трех элементов. Количество военных округов сократили с шести до четырех (к ним добавляется пятый — Арктический), они играют роль объединенных стратегических командований. Иерархия стала более прозрачной, объем полномочий офицеров расширился, приказы и донесения стали передаваться быстрее. Сейчас структуру командования трансформируют, ориентируясь на сетецентрический принцип управления войсками.

В трехзвенную систему (генеральный штаб — оперативное командование — бригада) позднее было решено внедрить промежуточные уровни: на основных оперативных направлениях это штаб армии, на второстепенных — штаб корпуса. В центральных органах министерства обороны и тыловых структурах прошли сокращения, что позволило повысить их эффективность.

Выше описаны лишь некоторые аспекты реформирования, модернизации и структурного преобразования вооруженных сил РФ, которые изменили их облик. Эти процессы затронули больше сфер, чем представлено в нашем списке и не всегда были связаны лишь с тем опытом, которые россияне получили в ходе войны с Грузией. В целом можно констатировать, что за последние десять лет произошли настолько радикальные перемены, что сегодняшняя российская армия значительно превосходит по эффективности ту, что была у России в 2008 году.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699386


Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699396

Высокая цена войны, которую не заметили

Rzeczpospolita, Польша

Грузины собирают гроздья российского гнева

Десять лет назад Россия показала Западу, что считает войну удобным инструментом для реализации своих империалистических целей. Для этого она устроила вторжение в Грузию. Но Запад не захотел на это обращать внимание.

В 2008 году Кремль не проучили за атаку против небольшой кавказской страны. А потом в 2014 году Запад с удивлением наблюдал, как Россия вторгалась на Украину — страну побольше, которая имеет общие границы со странами ЕС и НАТО. Наконец, на вторую войну США и Европа все же обратили внимание.

Помня об их реакции на вторжение российских войск в Грузию, даже трудно представить, что санкции против Москвы за агрессию против Украины до сих пор в силе. Впрочем, реалистичный подход к России не будет продолжаться вечно.

Грузия сначала стала жертвой кибератак против правительственных систем, потом она заметила тысячи российских солдат у своих границ, которые подстрекали пророссийских сепаратистов в определенных регионах. А потом по тоннелю, который соединяет российскую Северную Осетию с грузинской Южной Осетией, проехали российские танки и грузовики с российскими солдатами. Грузия уже была втянута в войну.

7 августа 2008 года в 23:35 грузинский президент Михаил Саакашвили отдал приказ атаковать столицу сепаратистов Цхинвал, которая расположена в нескольких километрах от упомянутого выше тоннеля. Через двое суток после этого под атакой была уже столица Грузии.

Стоит помнить ту тишину в Тбилиси, в которую люди вслушивались, пытаясь услышать, приближаются ли российские танки, чтобы разгромить президентский дворец. Однако до дворца они не доехали, несмотря на то, что Владимир Путин, который в то время сидел в кресле российского премьер-министра, обещал повесить Саакашвили за интимные части тела.

Захват столиц, вывешивание российских флагов на президентских дворцах на самом деле не нужны. Чтобы держать в узде другие страны, достаточно оккупировать их окраинные земли. Это может уничтожить мечты о присоединении к западному миру, НАТО и ЕС.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699396


США. Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699387

Россия вторглась в Грузию 10 лет назад — и не говорите, что Америка никак не отреагировала

Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), The Washington Post, США

Ровно десять лет назад, когда шел последний год президентства Джорджа Буша-младшего, Россия начала полномасштабное вторжение в Грузию. В среду, 8 августа, на сайте «Вашингтон пост» (Washington Post) появилась статья колумниста Роберта Кагана (Robert Kagan), посвященная этой годовщине, в которой автор связал агрессию Владимира Путина против демократического соседа России — а также реакцию США и Запада на нее — с множеством проблем, с которыми сегодня сталкивается либеральный миропорядок.

Для истории важно сделать акцент на нескольких моментах.

Мы в администрации Буша действительно осознавали опасность военных действий России в Грузии. Начиная с весны 2008 года США и Германия пытались договориться о деэскалации растущей напряженности в сепаратистских регионах Южной Осетии и Абхазии. В случае успеха можно было бы физически отделить российских миротворцев от грузин и установить столь необходимые «правила движения», в соответствии с которыми они могли бы действовать. (Для начала, в этих сепаратистских регионах вообще не должно было быть российских миротворцев, но это уже другая история.)

Именно в этом контексте я сообщила президенту Грузии Михаилу Саакашвили — частным образом — что русские попытаются спровоцировать его и что, учитывая обстоятельства на местах, он не может рассчитывать на ответные меры НАТО. Я не «обвиняла» его в возникновении этого кризиса — и до сих пор не обвиняю. Это была просто констатация факта в попытке смягчить действия грузин, страсти которых по понятным причинам накалились.

Когда россияне начали наступление, главной задачей США стала в первую очередь защита грузинской столицы Тбилиси и избранного демократическим путем правительства. Для этого американские военно-транспортные самолеты вернули вооруженные силы Грузии из Ирака, чтобы они могли защищать свою родину. Адмирал Майкл Маллен (Mike Mullen), председатель Объединенного комитета начальников штабов США, сообщил своему российскому коллеге, что они это делают, и попросил не вмешиваться. И, как написал сам Саакашвили в своей статье, опубликованной в «Уолл-стрит джорнэл» (Wall Street Journal) 7 августа, мы отправили гуманитарный конвой в сопровождении военных кораблей США. Это и стало сигналом для россиян.

Была ли какая-то угроза для Тбилиси? На самом деле была: в телефонном разговоре через несколько дней после начала кризиса российский министр иностранных дел Сергей Лавров сказал мне, что для окончания военных действий существовало три условия. Первым было обещание грузинских вооруженных сил не использовать военную силу в отколовшихся регионах. Во-вторых, грузинские войска должны были вернуться в части. Эти два условия были вполне приемлемыми для грузинского правительства и его союзников. Однако третье условие, которое, как он сказал, должно остаться «только между нами», поразило меня. «Миша Саакашвили должен уйти».

Я ответила Лаврову, что американский госсекретарь и российский министр иностранных дел не могут вести тайные переговоры о свержении демократически избранного президента. «Я собираюсь позвонить всем, кому только смогу, и рассказать им, что Россия требует свержения президента Грузии», — сказала я ему. Он был в ярости. Но именно так мы и поступили: мы раскрыли истинные мотивы россиян всему миру. Саакашвили остался у власти, и грузинская демократия была спасена.

Кроме того, как отметил Каган, США действительно попросили французов, за которыми в то время был закреплен пост председателя Совета Евросоюза, попытаться переговорным путем добиться прекращения военных действий. Они не смогли этого сделать, и я лично согласовывала окончательный вариант договора, который позволил положить конец войне. Сидя в кабинете Саакашвили и держа перед глазами французский проект соглашения, мы внесли в него важные изменения — в том числе условие об изменении географических границ, в которых российским войскам будет разрешено действовать, чтобы они не угрожали грузинской столице.

Порой США ограничены в том, что они могут предпринять в некоторых обстоятельствах, например, таких как грузинский конфликт. Мы сконцентрировали нашу энергию на том, чтобы помешать Москве свергнуть молодую демократию, которую тогдашний премьер-министр России Владимир Путин ненавидел с такой силой, которую трудно переоценить. Америка и наши союзники предоставили Грузии помощь в размере миллиарда долларов. Те санкции, которые были введены против сепаратистских регионов, в основной массе продолжают действовать по сей день, поэтому Москве приходится расплачиваться за свои авантюры в районах, экономику которых очень трудно развивать.

Мы также напомнили нашим европейским друзьям о том, что всего несколькими месяцами ранее они отказали Грузии и Украине в сближении с НАТО посредством плана действий по подготовке к членству в этом альянсе — вопреки желаниям Америки и восточноевропейских стран. Это стало сигналом для Путина.

Тогда мы не могли сдержать Москву. Но мы приняли меры, и Грузия спаслась. Тем не менее, это так и осталось печальной историей, и, возможно, Путин извлек из нее неправильные уроки. Впрочем, чтобы сдержать его в будущем, нам нужно, прежде всего, правильно оценивать факты прошлого.

Кондолиза Райс занимала пост госсекретаря США с 2005 по 2009 год.

США. Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699387


Россия. Грузия. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 9 августа 2018 > № 2700756

Россия вторглась в Грузию десять лет назад. Не говорите, что Америка не отреагировала

Кондолиза Райс | The Washington Post

На этой неделе исполняется десять лет с тех пор, как Россия начала полномасштабное вторжение в Грузию, пишет бывший госсекретарь США Кондолиза Райс в статье для The Washington Post.

"Важно отметить несколько пунктов для истории", - отмечает она.

"Мы в администрации Буша понимали надвигающуюся опасность военных действий России в Грузии. Начиная с весны 2008 года, США и Германия пытались договориться о деэскалации растущей напряженности в сепаратистских регионах Южной Осетии и Абхазии", - говорится в статье.

"Именно в этом контексте я сказала президенту Грузии Михаилу Саакашвили - частным образом - что русские попытаются спровоцировать его и что, учитывая обстоятельства на местах, он не может рассчитывать на ответные меры НАТО. Я не "винила" его за этот кризис - и до сих пор не виню. Это была просто констатация факта в попытке сдержать действия грузин, страсти которых по понятным причинам накалились", - поясняет Райс.

По словам Райс, главной задачей США стала защита грузинской столицы. Для этого американские военно-транспортные самолеты вернули вооруженные силы Грузии из Ирака. И, как вспоминал сам Саакашвили, мы отправили "гуманитарный конвой" в сопровождении военных кораблей США, вспоминает автор.

В телефонном разговоре через несколько дней после начала кризиса российский министр иностранных дел Сергей Лавров сказал мне, что для окончания военных действий существуют три условия, пишет Райс. Первым было обещание грузинских ВС не использовать военную силу в отколовшихся регионах, вторым - их возвращение в части. "Однако третье условие, которое, как он сказал, должно остаться "только между нами", поразило меня", - пишет Райс. "Миша Саакашвили должен уйти", - сказал Лавров, по ее словам.

"Я ответила Лаврову, что американский госсекретарь и российский министр иностранных дел не могут вести тайные переговоры о свержении демократически избранного президента", - вспоминает экс-дипломат. Он был в ярости. Однако Саакашвили остался у власти, и грузинская демократия была спасена.

"Это и сейчас печальная история - и, возможно, Путин извлек из нее неправильные уроки. Впрочем, чтобы сдержать его в будущем, нам нужно, прежде всего, правильно оценить факты прошлого", - считает Райс.

Россия. Грузия. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 9 августа 2018 > № 2700756


Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699392

Трудное примирение десять лет спустя после войны с Россией

Publico, Португалия

Десять лет назад Европа вновь стала свидетельницей того, как впервые со времен окончания холодной войны российские танки въехали на территорию независимой страны — на этот раз чтобы оккупировать часть Грузии. Тбилиси по сей день не оставляет намерений вернуть себе обе территории, но его стратегия не подразумевает участия военных.

Мы находимся всего в ста километрах от Тбилиси. Между тем пейзаж почти не изменился. Горы, окружающие грузинскую столицу, не слишком отличаются от здешних, в долинах которых, как кажется, скрываются целые деревни — речь идет о горстке довольно невзрачных и обособленных домов. Однако ровно десять лет назад мир, затаив дыхание, следил за событиями именно в этом регионе: тогда, в самый разгар европейского лета, начался открытый военный конфликт между двумя независимыми странами. 850 человек погибли, и более десяти тысяч были вынуждены покинуть свои дома. В политическом плане конфликт все еще ждет своего разрешения. На первый взгляд кажется, что все произошло из-за этих деревень, о которых раньше никто не слышал. Но на самом деле все намного сложнее.

После нескольких месяцев провокаций и небольших стычек и ввиду усиления российского военного присутствия на территории Южной Осетии грузинская армия начала бомбить столицу, город Цхинвал — это произошло в ночь на 7 августа 2008 года. Реакция России была ошеломляющей. Назвав свои действия гуманитарной миссией, Москва быстро изгнала грузинские войска из Южной Осетии, открыла новый фронт на еще одной сепаратистской территории — в Абхазии, разбомбила один из черноморских портов, вошла в Гори, родной город Сталина, и, казалось, угрожала Тбилиси — все это случилось буквально за считаные дни.

Европейские столицы оказались застигнуты врасплох. Ужасаясь перспективе новой войны на территории Европы, они пытались достичь дипломатического решения, чтобы положить конец боевым действиям. Грузии ничего не оставалось, кроме как согласиться с положениями декларации о прекращении огня, которая на практике сделала жизнеспособным российское военное присутствие на территориях Южной Осетии и Абхазии, которые спустя несколько недель были признаны Москвой независимыми государствами.

«Мир» в зоне военных действий

Мы поднялись на один из холмов в сопровождении членов наблюдательной миссии Европейского союза (UEMM), которая с 2008 года патрулирует «демаркационную линию» между Грузией и Южной Осетией. Довольно сложно определить конкретное место, где мы находимся, что в целом характерно для этого конфликта. Это не зона конфликта, это не граница, это не «ничейная земля». Ирландец Десмонд Дойл (Desmond Doyle), официальный представитель миссии, использует выражения, которые помогают ему, насколько это возможно, избегать политического подтекста: он говорит об «административной демаркационной линии» — не о границе, как называет ее Россия, и не о линии оккупации в терминах Тбилиси.

UEMM находится здесь в основном для решения операционных задач и, следовательно, подчеркивает отсутствие приверженности к той или иной стороне всякий раз, когда в дело вмешивается политика. Жить в этой области очень нелегко, хотя режим прекращение огня в целом не нарушается. «Мы стараемся, чтобы конфликт не возвращался и чтобы у людей была спокойная жизнь», — говорит Дойл.

Сепаратистские силы не дают разрешения на въезд в Южную Осетию: он позволен только тем, у кого есть документ, выданный властями, контролирующими этот район — даже члены миссии не имеют права работать на этой территории. Тем не менее, по подсчетам UEMM, демаркационную линию в районе Одзизи, где мы находимся, каждый день пересекают в среднем 400 человек.

Помимо патрулей — невооруженных, подчеркивает Дойл — важнейшая часть работы миссии связана с управлением линией экстренной связи между двумя сторонами. «Горячая линия» запускается всякий раз, когда кто-то желает сообщить об аномалии, возникшей на демаркационной линии. «Чаще всего вопросы, с которыми приходится иметь дело во время „горячей линии", касаются пропавших без вести или ситуаций, связанных с фермерами», — говорит пресс-секретарь. В 2017 году было зарегистрировано 1648 случаев обращения к этому механизму, и вполне вероятно, что к концу нынешнего года соответствующий показатель будет еще выше.

Граница, проходящая по огородам

Такого рода управление усложняется и самим ненадежным характером демаркации границы. В договоре о прекращении огня этот вопрос остался нерешенным: Грузия отказывается установить четкую разграничительную линию на территории, которую считает своей. Россия использует это двусмысленное положение, чтобы постоянно менять свою границу — нам рассказали, что одна из ее последних «обновленных» версий в буквальном смысле слова проходит через огород одного из жителей.

Пересечение демаркационной линии без надлежащего разрешения наказывается арестом, который осуществляют осетинские силы безопасности — в Тбилиси это называют «похищениями». Такая перспектива держит местное население в постоянном страхе. Дойл рассказывает об одном 80-летнем фермере, который привязал свою корову к столбу, а ей удалось высвободиться. Старику пришлось пуститься за ней в погоню — лишь бы она не перешла на другую сторону. «Скорее всего, даже если бы корова пересекла демаркационную линию, ничего серьезного не случилось бы, но старик пришел в ужас от одной только мысли об этом», — смеется пресс-секретарь.

Правда в других случаях эти аресты могут носить гораздо более трагический характер. В марте осетинские власти передали Грузии тело Арчила Татунашвили, человека, задержанного за несколько недель до того КГБ, местными спецслужбами, в приграничной зоне по подозрению в подготовке «террористических актов». Осетины утверждали, что Татунашвили, бывший солдат грузинской армии, умер в результате сердечного приступа, однако в Тбилиси уверены, что во время ареста 35-летний мужчина подвергался пыткам, что стоило ему жизни.

С холма, где мы находимся, вовсе не кажется, что возвышающаяся впереди гора подконтрольна уже другой стране. Но если приглядеться, можно различить среди скалистого ландшафта и растительности здания, составляющие небольшую военную базу, построенную Россией. По оценкам, на всей территории Южной Осетии существует 19 объектов такого рода. Посыл предельно ясен: Россия никуда не собирается отсюда уходить.

Курс на ЕС

В Президентском дворце, расположенном на вершине одного из холмов в Тбилиси, президент Георгий Маргвелашвили начинает свое выступление на встрече с иностранными журналистами фразой, которая не оставляет никаких сомнений относительно намерений грузинского лидера: «Скоро мы станем частью Европейского союза».

Именно эта, по всей видимости, незыблемая стратегия определяет грузинскую политику со времен обретения независимости в 1991 году, и пережитая десять лет назад «российская агрессия» только подтверждает ее правоту. Недавнее исследование показало, что лишь пять процентов населения Грузии относится к европейскому блоку негативно.

Войну с Россией в Тбилиси воспринимают как очередную попытку Кремля удержать Грузию в российской сфере влияния. «Российская оккупация началась не в 2008 году, а в 1990-е годы, в ходе так называемой гибридной войны», — говорит Маргвелашвили.

Сразу же после объявления независимости Грузия столкнулась с мятежами в двух провинциях, большую часть населения которых составляют не грузины, а другие этнические группы: сначала в Южной Осетии, а затем в Абхазии. В этих конфликтах силы сепаратистов заручились поддержкой России и не позволяли Грузии осуществлять эффективный контроль над этими территориями.

По мнению Маргвелашвили, в 2008 году Россия ответила на события, имевшие место на саммите НАТО, когда был отклонен поданный Грузией и Украиной запрос на членство в Атлантическом альянсе. Когда две бывшие советские республики в открытой форме выразили свое желание присоединиться к блоку, в котором Москва по-прежнему видит для себя угрозу, Кремль был вынужден предпринять решительные действия. «Намерения России всегда заключались в том, чтобы попытаться каким-то образом повлиять на Грузию», — говорит президент.

Похоже, что и десять лет спустя ситуация не имеет однозначного решения. Россия продолжает отрицать факт оккупации грузинской территории и в качестве оправдания называет свое военное присутствие там гуманитарной миссией в целях защиты интересов этнических меньшинств в Южной Осетии и Абхазии. А Грузия заявляет, что не откажется от намерений восстановить контроль над этими территориями, которые, по ее словам, являются неотъемлемой частью страны, и обвиняет Россию в простом стремлении ограничить ее суверенитет.

За отсутствием окончательных решений временные трудности становятся нормой, и каждый пытается адаптироваться к сложившейся ситуации. Несмотря на политические трения, Россия остается для Грузии важным торговым партнером (7,5% ее экспорта идет на север), а грузинские винодельческие регионы продолжают каждый год привлекать тысячи российских туристов.

Главное слово, определяющее сегодняшнюю политику Тбилиси в отношении оккупированных территорий — «примирение». Недавно правительство запустило программу активизации торговых связей с обеими территориями, которая также поощряет включение тамошних студентов в грузинские учреждения. Цель состоит в том, чтобы попытаться показать, что собой представляет современная Грузия, жителям Абхазии и Южной Осетии, которые для грузинских властей — не более чем сателлиты Москвы.

Между тем программа примирения исключает любую форму политического признания руководящих органов обеих сепаратистских республик. «Преимущество этой инициативы заключается в том, что грузинское правительство может добиться хороших результатов, не завися от другой стороны», — объясняет «Публику» президент Центра развития и демократии, исследовательского центра в Тбилиси, Михаил Мирзиашвили.

Проще говоря, речь идет о законодательных подвижках, которые облегчат достижение обеих целей и решат практические задачи. Грузия не признает удостоверяющие личность документы, выданные сепаратистскими властями, однако правовые изменения в рамках этой инициативы позволят использовать их в качестве «основы для запуска процесса регистрации человека» в школе или в сфере бизнеса, говорит Мирзиашвили.

Никто не скрывает того, что процесс примирения будет затяжным и при этом не гарантирует успеха. Но грузинская риторика отмечена надеждой на примирение страны с самой собою. Ведь воспоминания о танках и бомбежках еще слишком свежи, чтобы колючая проволока и горстка военных баз могли заставить грузин опустить руки. «Нам приходилось жить и в гораздо худших условиях», — говорит президент страны.

Журналист путешествовал по приглашению Европейской комиссии.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699392


Грузия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 августа 2018 > № 2700753

ЕС должен подтвердить в Грузии свою репутацию сообщества, основанного на единых ценностях

Дэвид Макалистер | Tagesspiegel

ЕС должен последовательно осудить агрессивные действия России на Южном Кавказе и применить соответствующие санкции, пишет в своей статье, опубликованной на сайте Tagesspiegel, экс-премьер-министр Нижней Саксонии, а ныне депутат Европарламента Дэвид Макалистер.

"В эти дни мы вспоминаем войну между Россией и Грузией, (...) которая произошла 10 лет назад. В отличие от противоречившей нормам международного права аннексии Крыма Россией и военного конфликта на Восточной Украине ситуация в Грузии нечасто фигурировала в политических дискуссиях в последние годы. Слишком часто от внимания ускользал тот факт, что такие грузинские территории, как Южная Осетия и Абхазия, 10 лет назад были оккупированы Россией и могут быть постепенно аннексированы ею", - замечает автор статьи.

Депутат Европарламента упрекает Россию в проведении военных учений на территории двух непризнанных международным сообществом самопровозглашенных республик, а также в перемещении границ вглубь территории Грузии.

"Москва заключила с обеими республиками (в 2014 и 2015 годах) противоречащие нормам международного права соглашения о "стратегическом партнерстве", на основании которых южноосетинские и абхазские вооруженные силы все более активно включаются в состав российских военных структур", - говорится в статье.

"Это неприемлемо, и Европа должна однозначно реагировать на это, чтобы не растерять своих позиций в отношении Кремля и подтвердить свою репутацию как сообщества, основанного на единых ценностях. От России мы требуем вывести своих военных с оккупированных территорий и прекратить любые действия, направленные на изменение существующих границ", - пишет Макалистер.

С помощью европейской наблюдательной миссии EUMM удалось предотвратить открытое противостояние между Россией и Грузией. "Однако окончательное решение конфликта отодвигается на неопределенный срок. Женевские переговоры, проводимые при участии ЕС, НАТО и ОБСЕ, не приносят результатов. Каждая провокация со стороны России снижает готовность Тбилиси к переговорам, в то время как напряженность с грузинским меньшинством на оккупированных территориях нарастает".

По мнению автора, следует активизировать усилия по Женевским переговорам, а также в рамках наблюдательной миссии ЕС.

Грузия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 августа 2018 > № 2700753


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699399

Десятая годовщина войны, которая ранила Грузию и пустила под откос Россию

Павел Баев (Pavel K. Baev), The Jamestown Foundation, США

В начале августа 2008 года эскалация отношений между Грузией и Россией превратилась в хаотичную битву в Цхинвале (Южная Осетия). В результате «пятидневной войны» российские танки продвинулись в пригород Тбилиси. О перемирии договорился тогдашний президент Франции Николя Саркози, который действовал от имени ЕС. И эхо этой войны оказалось тяжелым и длительным.

Меньше чем через десять лет российские танки таким же образом катились по полям Донбасса на востоке Украины, а российские войска до сих пор сбрасывают бомбы на сирийские города. Многие из генералов российского Генштаба, причастных к вторжению в Грузию, сегодня работают над планами новых интервенций. В общем, Запад фактически решил толковать российско-грузинскую войну 2008 года как незначительный конфликт на хронически нестабильном Кавказе. Поражение в виде отказа дать адекватный ответ на нарушение Москвой международных норм вымостило путь к дальнейшим конфликтам, которые нанесли ущерб европейской безопасности, вероятно, даже непоправимый. Россия оживилась от легкой победы и опьянела от своих обновленных амбиций создать «великую державу».

Грузия пришла в себя от шока поражения и продолжила двигаться вперед — шаг за шагом — путем демократической консолидации и экономических реформ. Правительство в Тбилиси до сих пор настаивает на своем желании присоединиться к НАТО и ЕС. Часть тяжелой работы для реализации этого выбора вновь повторили на прошлой неделе, начав ежегодное мероприятие НАТО «Благородный партнер-2018», которое завершится 15 августа на грузинской земле. Более тысячи американских военных и пять танков M1A2 «Абрамс» привлечены к этим учениям. Москва ответила масштабными учениями, которые протянулись к квазинезависимой де-факто оккупированной Россией Абхазии. Российская пропаганда сфокусировалась на уроках войны 2008 года, которая, как утверждается, научила «плохому» южно-кавказского соседа. В то же время СМИ пытались завуалировать неизменное движение на избавление от российского «протектората» в Абхазии и Южной Осетии. Новые угрозы наложить ограничения на импорт грузинского вина снова в силе, возможно, даже в контексте асимметричного ответа на санкции против России, наложенные Конгрессом США.

Грузия остается раздражителем для России. И еще больший гнев сейчас сосредоточен на Армении, энергично воплощающей новые реформы после мирной бархатной революции, которая состоялась в мае этого года.

Президент Владимир Путин позиционировал себя как чемпион в борьбе против революционного хаоса, и он воспринял события в Армении как должное, а уличные протесты — как незначительные беспорядки. Впоследствии он вынужден был сделать вид, что новые армянские лидеры в целом соответствуют российским интересам. И когда политики в Армении начали жестокую кампанию против коррупции, кульминацией которой стал арест экс-президента Роберта Кочеряна, в Москве напряглись. К примеру, Кремль выразил недовольство расследованием против Юрия Хачатурова, бывшего начальника Генштаба Армении. Сейчас он выполняет функции главного секретаря Организации Договора о коллективной безопасности — института, который отводит России роль менеджера по безопасности на постсоветском пространстве. Кажется, что твердое доминирование Москвы, установленное путем наказания Грузии десять лет назад, начинает выглядеть неэффективным в ходе демократизации Армении.

Август 2008 убедил Путина, что военная сила будет оставаться наиболее эффективным и непосредственно готовым к применению политическим инструментом, а потому направил курс России на милитаризацию и перевооружение. Присутствуя в июле на военно-морском параде в Санкт-Петербурге, он проявлял явное увлечение демонстрацией восстановленной военной мощи, даже если экономические затраты на заново утвержденную Программу государственного вооружения-2027 становятся все более недосягаемыми. «Чудо-ракеты» имеют свою цену, а российская экономика скользит на грани от стагнации и внезапного кризиса, как это уже однажды произошло вскоре после войны с Грузией.

Немало миллиардеров из окружения Путина не радуются перераспределению ресурсов в пользу оборонно-промышленного комплекса, который не приносит дохода и производит вооружения типа главного боевого танка «Армата» по такой цене, что военное командование вынуждено постоянно отменять заказ. Некоторые олигархи Путина владеют яхтами, значительно превышающими стоимость новых сторожевых кораблей «Адмирал Макаров», которые были изюминкой морского парада в Санкт-Петербурге, — хотя и не могут приплыть к причалам Ниццы или Валлетты из-за санкций.

Милитаризм не отвечает интересам и стилю жизни большинства российской элиты. И российское общество травмировано падением доходов, все больше устает и от этого. Последние социологические опросы показали, что 68% населения поддерживают расширение связей с Западом, а 42% респондентов выражают положительное отношение к США. Это может быть кратковременное колебание, вызванное позитивом от встречи Путина и президента США Дональда Трампа в Хельсинки. И аналогичное позитивное отношение россиян к Грузии уже давно стало трендом. Триумф от победы 2008 года значительно степени испарился. И даже радость от самого знаменитого достижения с аннексией Крыма постоянно идет на спад, поскольку внимание общества полностью захватили земные дела вроде повышения пенсионного возраста. Кремлю нужно найти способ противостоять все более распространенным убеждением о том, что страна сломя голову направляется в неправильном направлении. Недовольные олигархи мало что могут предложить, и высшее руководство готово применять новые идеи по применению силы и «патриотической мобилизации».

Несмотря на победную риторику российских медиа на события августа 2008 года, легкие победы, как правило, дорогого стоят. В конце концов, рациональный выбор является большой редкостью в российской системе принятия решений, которые тесно переплетаются с капризами босса Кремля. Путин едва ли может наслаждаться прекрасным летним перерывом: его курс на развитие диалога с Трампом ушел в никуда после встречи в Хельсинки, в то время как Сирия генерирует все больше рисков, а Кавказ производит бесконечные раздражители. Правительственные технократы со своими грустными предсказаниями и скучными данными в ближайшие недели вряд ли могут рассчитывать на внимание Путина — а вот генералы могут воспользоваться прекрасной возможностью протолкнуть свои предложения. Август всегда приносит России неудачу. Но десять лет назад Москву из-за собственных дейсвий постигло несчастье, которое до сих пор ее преследует.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699399


Россия. Грузия > Медицина. Образование, наука > rospotrebnadzor.ru, 8 августа 2018 > № 2698489

В группе российских школьников, отдыхавших в Грузии, зарегистрированы случаи заболевания острой кишечной инфекцией. Трое подростков спецрейсом были доставлены в г. Санкт-Петербург в связи с резким ухудшением состояния здоровья.

В результате эпидемиологического расследования специалистами Роспотребнадзора установлено, что дети, находясь в туристической поездке по Грузии в составе неорганизованной группы , заболели острой кишечной инфекцией с гемолитико-уремическим синдромом. В результате

проведенных исследований установлен возбудитель заболевания - энтерогеморрагическая кишечная палочка, схожая с возбудителем, вызвавшим вспышку в Германии в 2011 году.

Роспотребнадзором в установленном порядке направлен запрос в Грузию об эпидемиологической ситуации.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека обращает внимание граждан и просит учитывать данную информацию при планировании поездок в Грузию.

Россия. Грузия > Медицина. Образование, наука > rospotrebnadzor.ru, 8 августа 2018 > № 2698489


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699435

Вопросы и ответы: Послевоенная траектория Грузии

Civil.ge, Грузия

Грузины собирают гроздья российского гнева

Для оценки положения спустя 10 лет российско-грузинской войны мы задали следующий вопрос: как повлияла российско-грузинская война на дальнейшее развитие и стратегию Грузии? На наши вопросы ответили профессоры: Гиа Нодия, Торнике Шарашенидзе, Эка Акобия и Корнели Какачия.

Гиа Нодия, директор Международной школы изучения вопросов Кавказа, полный профессор Государственного университета Илии:

— Война главным образом повлияла на отношение Грузии к сепаратистским регионам. До войны для каждого правительства существовало своеобразное требование, внести урегулирования вопроса Абхазии и Цхинвальского региона в приоритеты. Обещание Михаила Саакашвили о том, что он решил бы эту проблему в условиях своей власти, было очевидной ошибкой. Хотя от любого амбициозного политика в обществе все равно существовало ожидание, что он должен был иметь план, основанный на результат урегулирования конфликта. После войны, особенно, после признания Россией Абхазии и Цхинвальского региона в качестве независимых государств, стало ясно, что эти регионы находятся под эффективным контролем России, и что если не произойдет что-либо важное, Россия не отзовет своего решения обратно. В то же время, Грузия не может уступить свои территории, но и ничего не может сделать для их возвращения. «Стратегическое терпение» — это стало новой реальностью — население Грузии не ждет никаких изменений от своего правительства в этом направлении. Разница между политикой Саакашвили после войны 2008 года и Грузинской мечты по этому вопросу носит чисто риторический характер.

Во-вторых, снято табу было в отношении открыто пророссийских партий. Новые политические партии, неправительственные организации и СМИ заговорили о том, что традиционная прозападная политика Грузии является контрпродуктивной и что стране следует искать новые пути урегулирования отношений с Россией, что должно выразиться в отказе от евроатлантической интеграции. Эта новая линия не повлияла на изменение политического вектора Грузии, но все же оказала на нее некоторое влияние. Например, некоторые политические группы обвиняют Саакашвили в «провоцировании России» своими неразумными действиями, что позволило Бидзине Иванишвили и Грузинской мечте преподнести себя в качестве альтернативной силы по улаживанию отношений с Россией, которая сыграла важную роль в победе Грузинской мечты на выборах 2012 года.

Торнике Шарашенидзе, руководитель магистерских программ по международным отношениям Института общественных дел Грузии (GIPA):

— Это было очень плохим событием для развития страны. Это затруднило нашу интеграцию в НАТО очень серьезно и, плюс к этому, оккупация остается дамокловым мечом над нашей головой. Российская военная база в 40 км от столицы — это естественно очень серьезная проблема для безопасности страны. Это наша главная проблема, от которой исходят и другие проблемы. В частности, все это затрудняет наше реальное развитие и возможности. Ограничивает наши возможности маневрирования, это пугает некоторые страны наших союзников в НАТО. Они более скептически смотрят на наши перспективы, чем смотрели до войны и все это дает огромное преимущество русским. Когда в Грузии стоят российские войска, это очень серьезный, тяжелый сигнал для наших союзников.

Эка Акобия, профессор Кавказского международного университета:

— Российско-грузинская война в 2008 года является тяжелой кульминацией цепи трагических событий в развитии грузинского государства, что привело к оккупации двух неотъемлемых регионов Грузии: Абхазии и Цхинвальского региона. У нас есть сотни тысяч беженцев и вынужденно перемещенных лиц, мы тратим огромные ресурсы (как материальные, так и дипломатические) на борьбу с последствиями войны, и у нас ограничена сфера развития, как, например, примирение обществ, разделенных войной. Тем более, что оккупация переросла в аннексионные тенденции, в результате полностью ограничены связи между людьми, и проживающее в оккупированных регионах население, наряду с ограничениями на передвижение, по сей день подвержено тяжелой пропаганде, единственной целью которой является изоляция этих регионов от Грузии и западной цивилизации.

Однако августовская война стала лишь кульминацией в цепи исторических событий. Главный барьер на пути развития Грузии заключается в не зависящей от нас причине: это незрелость и невозможность северного крупнейшего соседа, российского государства, стать полноценным членом содружества европейских государств, главной предпосылкой которого является принятие европейских ценностей. Эти ценности хорошо расписаны в Хельсинкском Заключительном акте, и Россия по сей день нарушает большинство принципов этого фундаментального политического документа. Она не уважает суверенные границы другого государства и грубо нарушает их. Считает, что маленькие государства не имеют права на независимый выбор. Это очень анахроничная и незаконная политика. Представим себе, если бы так думали все крупные государства мира, тогда малые страны не существовали бы. С этой точки зрения, Россия является барьером не только для развития Грузии, но способствует появлению трещин в повестке дня мирового права и нормативного сосуществования, что, несомненно, вредно для порядка и мира во всем мире.

В этой ситуации выходом для нас является то, чтобы быть успешными и эффективными в управлении государством. Мы должны принять европейские ценности и демократию. Должны развивать внутреннюю демократию и хорошее управление, лучше защищать права человека и укреплять верховенство закона, и что самое главное — создать хорошую систему образования. Каждый гражданин страны должен подключиться к этому хороводу. Только так мы сможем защитить государство от войн и различных диверсий или их вредных последствий.

Корнели Какачия, профессор Тбилисского государственного университета:

— После августовской войны в Грузии все поняли, что какая-то эпоха завершилась. Завершилась в том смысле, что если до сих пор была какая-то часть общества, у которой были иллюзии по поводу сосуществования с Россией, и думала, что Россия не сделала бы такого шага в отношении Грузии и между двумя государствами могли быть иные отношения, этот миф разрушен.

После этого сближение Грузии с Западом, в том числе, с НАТО и ЕС, стало безальтернативным, и этот процесс сыграл роль катализатора. То есть, до этого Грузия всегда стремилась к евроатлантическим структурам, но после этого процесс стал необратимым, и этот процесс требует определенного времени, чтобы прийти к своему логическому завершению.

Конечно же, война в 2008 года в определенной степени замедлила процесс интеграции Грузии в НАТО и европейские структуры, однако здесь же я должен сказать, что в отношении к ЕС определенные процессы более ускорились, исходя из того, что Евросоюз был вынужден отреагировать определенным образом на эту агрессию. Именно после войны началась та известная инициатива о Восточном партнерстве. Одной из причин этого стала именно российско-грузинская война, исходя из того, что Россия пыталась изолировать Грузию. Инициатива Восточного партнерства, на которую так реагирует сегодня Россия, является отчасти заслугой этого события.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699435


Грузия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700768 Михаил Саакашвили

Когда Россия вторглась в Грузию

Михаил Саакашвили | The Wall Street Journal

"Как и многие другие главы государств, я планировал посетить летнюю Олимпиаду в Пекине 2008 года. Я отменил поездку после того, как поддерживаемые Россией сепаратисты начали обстреливать грузинские позиции в отколовшемся регионе Южной Осетии. 8 августа 2008 года - через день после того, как в моей стране разразилась полномасштабная война, - прошла церемония открытия Олимпиады", - вспоминает бывший президент Грузии Михаил Саакашвили в статье для The Wall Street Journal.

"Задолго до своего классического вторжения в Грузию Россия открыто поддерживала боевиков-сепаратистов, организовывала кибератаки и использовала дезинформацию для вмешательства во внутренние дела суверенных государств", - утверждает он.

"Десятилетие спустя, напрямую нарушая соглашение о перемирии, тысячи российских солдат все еще оккупируют одну пятую грузинской территории. Последствия тех пяти августовских дней по-прежнему остаются повсеместными", - говорится в статье.

"Крупнейшей победой Путина стало выявление раскола на Западе, - продолжает Саакашвили. - Многие европейские и американские лидеры быстро и недвусмысленно осудили Россию, но лоббисты, проплаченные Кремлем, и западные правительства, занимающиеся выгодными энергетическими и оборонными сделками с Москвой, возложили вину на Грузию".

"Путин и по сей день продолжает использовать эти линии разлома. Кремль финансирует правые и левые маргинальные политические движения в Европе. В США спонсируемая Россией дезинформация в соцсетях провоцирует срыв цивилизованных общественных дискуссий", - считает автор статьи.

"Многие из наших партнеров на Западе не смогли осознать, что грузинский конфликт, в конечном итоге, имел отношение не только к Грузии. В целом вялая международная реакция на вторжение и оккупацию поощрила российский авантюризм в "ближнем зарубежье". Вместе с Лехом Качиньским, покойным президентом Польши, я предупреждал, что Украина станет следующей целью Путина. Мало кто воспринял это предупреждение всерьез в 2008 году. Шесть лет спустя наше предсказание сбылось", - пишет экс-президент Грузии.

Как может ответить на это Запад?

Захват грузинских регионов и Крыма имел целью не просто территориальное расширение, указывает Саакашвили. Россия создает и продлевает "замороженные конфликты", чтобы не допустить вступление в НАТО стремящихся к этому стран. Странам, расположенным "на задворках" России, желающим вступить в НАТО, таким как Грузия и Украина, следует предложить реалистичную "дорожную карту" для вступления, призывает автор.

"ЕС и США не должны уступать в вопросе санкций, пока Россия не выведет войска с незаконно оккупированных территорий, полностью и без всяких условий", - пишет он.

"Запад имеет преимущества перед Россией, но постоянно отказывается их использовать. Пока это продолжается, эхо вторжения в Грузию будет звучать громче и громче", - заключает Саакашвили.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700768 Михаил Саакашвили


Грузия. Абхазия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699422

Западные союзники должны выступить на стороне Грузии против России

Оккупация 20% территории суверенной Грузии подрывает безопасность и мир в Европе, пишет грузинский посол в Британии.

Тамар Беручашвили (Tamar Beruchashvili), The Guardian, Великобритания

В 2018 году Грузия отмечает 100-летнюю годовщину независимости и создания демократической республики, которая заложила прочные основы современного грузинского государства и общества.

Но в этом же году исполняется 10 лет с того момента, когда Россия в августе 2008 года совершила военную агрессию против Грузии. Российская Федерация продолжает незаконно оккупировать грузинские регионы Абхазию и Цхинвали/Южную Осетию, фактически осуществив их аннексию. Тем самым, она подрывает нормы международного права и основанную на правилах международную систему.

Кроме того, Россия блокирует доступ гуманитарных и международных организаций к этим регионам, что ухудшает ситуацию с правами человека и подрывает безопасность на этих территориях. Основные права местного населения нарушаются там ежедневно. Сотни тысяч грузин по-прежнему являются внутренне перемещенными лицами. Их задерживают без каких-либо на то оснований, с ними дурно обращаются, их даже убивают за посещение своих домов, церквей и могил родственников, расположенных за забором из колючей проволоки.

Оккупация 20% территории суверенной Грузии и постоянное расширение военного присутствия России подрывает безопасность и мир в Европе, требуя серьезного вмешательства со стороны мирового сообщества. Правительство Грузии высоко ценит то обстоятельство, что Соединенное Королевство всецело поддерживает ее суверенитет и территориальную целостность, а также ее европейские и евроатлантические устремления. Нас объединяют общие ценности, общие интересы международной безопасности и стабильности, и мы сталкиваемся с общими вызовами.

Российское вторжение в Грузию и оккупация 20% ее территории наглядно указывают на то, что Москва готова в одностороннем порядке и при помощи силы перекраивать европейские границы, а также оспаривать право своих суверенных соседей самостоятельно выбирать собственное будущее. Западные союзники должны не только выступить на стороне Грузии, но и защитить наши общие принципы, ценности и интересы.

Тамар Беручашвили — посол Грузии в Великобритании.

Грузия. Абхазия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699422


Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700767

Через десять лет после войны Грузия все еще испытывает давление России

Нинон Булкаэрт | La Croix

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года грузинская армия вошла в Южную Осетию, чтобы вернуть под контроль этот пророссийский сепаратистский регион. Десять дет спустя Грузия все еще остается ослабленной и разделенной страной, пишет журналистка La Croix Нинон Булкаэрт.

За пять дней августа 2008 года войска Москвы разгромили грузинскую армию и стали угрожать захватом Тбилиси. В результате мирного договора российские войска были отведены, однако Москва признает независимость сепаратистских регионов Южная Осетия и Абхазия и с тех пор сохраняет там свое сильное военное присутствие. В то же время десятки тысяч грузин вынуждены были покинуть две сепаратистские области, дошло до того, что в докладе Евросоюза говорится об "этнической чистке", указывает автор статьи.

"У России нет никакого интереса находиться в Южной Осетии или в Абхазии, разве что для того, чтобы помешать Грузии примкнуть к таким западным структурам, как ЕС или НАТО, - считает Сесиль Вассье, политолог и профессор университета Rennes-2, специалист по России и СССР. - Российское правительство не хочет отпускать окружающие его страны".

Начиная с 2008 года Москва постоянно оказывает давление на Тбилиси, в частности беспрестанно преобразовывая границу между Южной Осетией и Грузией, которая так и не определена, говорится в статье.

"Таким способом поддерживается чувство страха, - полагает Вассье. - Русские дают понять грузинам, что если они захотят занять всю территорию, то смогут это сделать. И, как следствие, НАТО не хочет принимать такую страну, у которой нет полного контроля над своими границами".

"Взгляд со стороны позволяет осознать, что слабость западной реакции и отсутствие санкций вдохновили Россию на начало боевых действий за пределами своей территории. Именно это подготовило почву сначала для Украины - с Крымом и Донбассом - а затем для Сирии", - полагает Торнике Гордадзе, бывший грузинский министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции, преподаватель-исследователь в Институте изучения политики (Париж).

"В настоящее время атлантистские амбиции Грузии, судя по всему, находятся в режиме ожидания, но, если вопрос о ее присоединении к НАТО снова начнет обсуждаться, война может быть перезапущена", - пишет журналистка.

"Это дремлющий, а не замороженный конфликт, - уточняет Гордадзе. - Как только Грузия станет претендовать на присоединение к НАТО, Россия может возобновить атаку".

Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700767


Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 августа 2018 > № 2696648 Нино Бурджанадзе

Нино Бурджанадзе о войне 8 августа 2008, России, Абхазии и Южной Осетии

Интервью ИА REGNUM

ИА REGNUM : Десятая годовщина войны — это шанс взвесить и оценить прошлое, чтобы определить дальнейший путь. Какие уроки могут извлечь обе стороны из случившегося?

Это годовщина колоссальной трагедии не только для людей, которые непосредственно пострадали, но и для моей страны в целом и также для России. Главное для нас сейчас — научиться смотреть в будущее, а не концентрироваться на обидах прошлого. Я уверена, что между нами существует такая широкая основа для взаимодействия, полезного для обеих сторон, что мы сумеем выработать платформу для добрососедских отношений. Мы должны помнить прошлое, конечно. Да, это была трагическая и преступная ошибка Саакашвили. И это произошло, среди прочего, по причине отсутствия тогда конструктивного диалога между Грузией и Россией. Я также вынуждена отметить, что российское признание Абхазии и Южной Осетии вследствие войны только осложнило ситуацию. Но это не отменяет необходимости в открытом и доброжелательном обмене мнениями в поисках решения, устраивающего все стороны. И это не только грузинский интерес, но и российский. Стабильная и нераздробленная Грузия как стабилизирующая сила на Кавказе может в перспективе быть важным партнером для России.

ИА REGNUM : На протяжении долгих лет, вплоть до самой войны, Россия признавала территориальную целостность Грузии и готова была содействовать образованию конфедерации в рамках грузинского государства. Что мешало в те годы решить вопрос беженцев и территориальной целостности?

Да, Россия признавала тогда нашу территориальную целостность. Однако отношения не были выведены на должный уровень доверия и взаимодействия. Поэтому и проблемы сепаратизма не были устранены совместно. В то время уже начались разговоры в грузинском руководстве о возможности вступления в НАТО, а это не могло не тревожить Москву. Тогда в России укрепились те, кто хотел видеть ситуацию замороженной и так помешать Грузии вступить в Североатлантический альянс. Грузия упустила в то время возможность решить все территориальные проблемы. Ошибки были допущены с обеих сторон, но я считаю, что подлинно нравственная позиция требует подчёркнуто объективной самокритики. Поэтому больше говорю о наших ошибках.

ИА REGNUM : Вы ратуете за добрососедские отношения между Грузией и Россией. Вы также знаете о множестве образовавшихся препон и предубеждений с обеих сторон. Как Вам видится возможное продвижение к дружеским отношениям на государственном уровне?

За время нашего конфликта возникли препоны и барьеры, возникли психологические стереотипы у части людей. В Грузии молодежь была подвержена активной антироссийской пропаганде. А мы говорим о тех, у кого не было старого опыта добрых отношений. В России одно время тоже велась жесткая антигрузинская пропаганда. Помню, как был опубликован один опрос общественного мнения, в котором Грузия заняла первое место как враг России, опередив США.

Тем не менее я могу лично засвидетельствовать, что в высших эшелонах российского руководства сегодня есть готовность к дружественному диалогу. Более того, в России существует понимание, что сильная и неделимая Грузия может стать партнером и добрым соседом. Но для этого нужен серьёзный и открытый диалог между грузинским и российским руководством. Без этого никакого сдвига быть не может.

ИА REGNUM : Даже российские сторонники присоединения Абхазии и Южной Осетии к Грузии говорят об этом лишь в контексте общего возвращения Грузии в сферу влияния России? Что бы ответили этим людям?

Надо вести открытый и честный диалог с учетом наболевшего в прошлом и желаемого в будущем. Я не могу решать за Россию, какую политику ей проводить. Но я знаю, что в России у Грузии есть громадная поддержка и любовь в самых разных слоях общества. Могу вам сказать, что в Грузии тоже множество людей стремятся к дружбе и союзничеству с Россией. Российским политикам я предлагаю диалог на основе общей истории и культуры, учитывая интересы каждой стороны. Такой же диалог требуем и с абхазцами и осетинами. Мое отношение к России известно. Да, я хочу видеть независимую и процветающую Грузию. Наше культурное и историческое наследие, а также географическое расположение указывает на то, что сближение с Россией исторически оправдано и естественно.

Что касается сферы влияния или зоны интересов, то такой подход мне кажется неконструктивным. Вместо этого лучше говорить о конкретных совместных делах, о сферах взаимодействия. При доброжелательном настрое и совместных проектах можно выработать такой модус взаимоотношений, при котором обе стороны будут в выигрыше.

ИА REGNUM : И в Абхазии, и в Южной Осетии живёт значительное число этнических грузин. Считается, что их этнические права в Абхазии и Южной Осетии защищены лучше, чем этнические права абхазов и осетин в Грузии. Так ли это?

Это очень хороший вопрос. Вы говорите, что так считается в России. Давайте разберемся.

В Абхазии грузины были большинством до 1993 года. Около трехсот тысяч грузин было насильственно выселено, а позже приблизительно пятьдесят тысяч вернулись в Гальский район и только туда. Я советую вам посетить Гальский район и изучить ситуацию.

Более двухсот тысяч людей были насильственно изгнаны. Их дома и их имущество попали в руки жителей Абхазии. Грузинские беженцы не только не могут вернуть имущество и вернуться в родные места, чтобы жить там, но этим людям не дают возможности въезжать в Абхазию и посещать могилы своих предков.

В августе 2008 года 16 тысяч грузин бежали в ходе войны в ЮО. Вскоре после окончания военных действий их дома были взорваны. Им закрыт путь домой. Я открыто и громогласно осуждала и осуждаю действия Саакашвили и его правительства. Его надо судить за это. Но скажите мне, разве взрыв домов мирных грузинских граждан не преступление???

Грузия сегодня многонациональная страна. Азербайджанцы, русские, армяне, осетины, курды и евреи являются неотъемлемой частью нашего пейзажа. Неспроста вы не услышите никаких жалоб на Грузию в этом аспекте. Наоборот, она может быть примером другим.

Сказав это, я непременно добавлю, что в самом начале девяностых многие люди других национальностей покинули Грузию. У нас шла гражданская война, по сути. Еще с конца восьмидесятых у нас были постыдные проявления националистического угара, несомненно. Как часть общей атмосферы гражданского противостояния. Не было насильственного выселения, но люди покидали Грузию. Только вы забываете, что огромное количество грузин также уехало тогда. Так что речь идет о национальном конфликте в самых малых масштабах. Причины отъезда были другие.

Отмечу, что никто не присваивал себе дома уехавших, никто не взрывал их. И очень многие вернулись. Кто вернулся жить, а кто — реализовал свое право на недвижимость.

Но не это главное. В нашей истории последних тридцати лет много трагических страниц. Я стремлюсь к тому, чтобы вернуться к дружеским отношениям. Как мы это все хорошо умеем.

ИА REGNUM : Большое, если не большее, число грузинских беженцев из Абхазии давно живёт в России. Это значит, что они не воспринимают Россию как своего врага и уже натурализовались как граждане России. Каковы юридические основания для Грузии представлять их интересы, если их воля никак и никем публично не изучалась и не была выявлена?

Я не только не воспринимаю Россию как врага, но сама вижу в ней будущего партнера и друга. Что касается беженцев, то это граждане Грузии, бежавшие с территории своей страны. Грузия везде признана в границах референдума марта 1991 года. Таким образом, мы несем ответственность за этих людей.

Странно слышать этот вопрос от россиянина. Вы ведь делаете так много для «русского мира». И речь идет не о ваших гражданах. А тут грузины, которым не разрешают вернуться домой и даже посещать могилы предков.

ИА REGNUM : Грузия давно уже отменила визовый режим с Россией, но Москва воздерживается от этого до сих пор. Что можно предпринять, чтобы Россия пошла навстречу жителям Грузии, любящим Россию и стремящимся посещать её больше?

Если говорить откровенно, то мне порой кажется, что у России нет ясной политики по отношению к Грузии. Конечно, у Москвы есть проблемы более срочные и более существенные для неё. Но почему бы не начать с простых гуманитарных вопросов? Например, отмена визового режима. Такой шаг со стороны России будет воспринят в Грузии приветственно и благодарственно.

Это было бы не только важным гуманитарным решением, но и манифестацией доброй воли по отношению к народу Грузии. Да, грузинское руководство сегодня не делает ничего для достижения прогресса в наших отношениях. А ваши возможные проявления доброй воли также помогут таким людям, как я, в Грузии, чтобы продвигать идею добрых отношений с Россией.

ИА REGNUM : Какие общие стратегические интересы Вы видите у России и Грузии и в чем основные противоречия?

Российско-грузинские стратегические интересы обширны. Во-первых, нам обоим жизненно важны мир и стабильность на Кавказе. Кроме того, недопущение терроризма — это общая стратегическая задача. Грузия может играть тут важную роль.

При этом надо признать, что Россия обеспокоена возможностью появления возле своей южной границы войск НАТО. К сожалению, нынешнее руководство Грузии не отказалось покамест от этой идеи.

Возникает абсурдная ситуация. Сторонники НАТО дают согласие, по сути, на расчленение Грузии. На одной ее части ведь будут размещены российские войска, а на другой — войска НАТО. Как вы знаете, я категорически противлюсь вступлению в НАТО и ратую за внеблоковый статус Грузии.

ИА REGNUM : Президент Дональд Трамп демонстрирует куда более конструктивное отношение к России, чем его предшественники. Как это видится из Грузии?

Мы внимательно следим за действиями американской администрации и будем приветствовать любой шаг американского президента, который позволит улучшить отношения с Россией. Пришло время положить конец нелепой холодной войне последних лет. Я уверена, что Грузия может стать плацдармом для позитивного взаимодействия Москвы и Вашингтона. Движение в направлении улучшения американо-российских отношений скажется на Грузии позитивно.

ИА REGNUM : Когда же вернется грузинское посольство в Москву?

Это очень важный вопрос. Я с самого начала была противником разрыва отношений. Понятно, что сейчас это осложняется признанием Москвой Абхазии и Южной Осетии. К сожалению, Саакашвили разорвал в своё время отношения с Россией, вопреки моей позиции, как вы знаете. Это ещё один ошибочный и сумасбродный шаг с его стороны, который вписывается в цепочку его просчетов и преступлений. Я не предвижу сдвига в этом вопросе в скорейшем будущем. Но это станет возможным и естественным, если Россия поспособствует мирным переговорам и мирному решению проблемы Абхазии и Южной Осетии с учётом интересов всех сторон.

Сейчас очень важно, чтобы в Грузии укрепились позиции тех людей, которые вынесли необходимые уроки из прошлого и смотрят в будущее оптимистично и благонастроенно. Нам нужны руководители, которые будут открыты к переговорам и конструктивному диалогу с Россией. По сути, нам нужны у власти настоящие патриоты Грузии. Такие люди непременно поймут, что нашей стране нужны добрососедские отношения с Россией.

 Авигдор Эскин

Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 августа 2018 > № 2696648 Нино Бурджанадзе


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699421

Россия напоминает Грузии о войне десятилетней давности

Москва вновь заявляет о том, что будет пытаться определять внешнеполитический вектор постсоветских стран

Пилар Бонет (Pilar Bonet), El Pais, Испания

Через десять лет после так называемой «пятидневной войны» в Северной Осетии Россия вновь заявляет о том, что будет пытаться определять внешнеполитическую направленность своих постсоветских соседей и надеется, что рано или поздно США и Запад это поймут.

Такова главная мысль интервью главы правительства РФ Дмитрия Медведева газете «Коммерсант» в связи с годовщиной конфликта, разразившегося в ночь с 7 на 8 августа 2008 года, когда тогдашний президент Грузии Михаил Саакашвили отправил в столицу Южной Осетии Цхинвал воинские части, которым при военной поддержке России дали отпор местные жители этой отделившейся от Грузии республики.

Событиям десятилетней давности предшествовала нарастающая напряженность в отношениях между Россией и Грузией, чье намерение (равно как и Украины) вступить в НАТО вызвало обострение между Владимиром Путиным и западными лидерами на саммите НАТО, проходившем в Бухаресте в апреле 2008 года.

Российские войска вошли в Южную Осетию с севера и продвинулись до предместий Тбилиси, после чего было объявлено о прекращении огня, а французский президент Николя Саркози выступил в качестве посредника от Евросоюза. В результате боевых действий погибли более 600 военных и гражданских лиц, после чего Россия признала в качестве независимых государств Южную Осетию и Абхазию, входивших в советские времена в состав Грузии, но вступивших в конфликт с официальным Тбилиси после распада СССР в 1991 году. До войны 2008 года в Абхазии и Южной Осетии находились международные миссии, представители ООН и ОБСЕ, в Южной Осетии также располагались российские миротворцы. Впоследствии Россия открыла там свои посольства и разместила военные базы.

26 августа 2008 года Медведев, занимавший в то время пост президента РФ, подписал указ о признании независимости обеих республик. «Я определенное время думал и пришел к выводу, что ничего лучше, чем признать независимость двух этих образований (Абхазия и Южная Осетия), по всей вероятности, предложить невозможно», — заявил премьер-министр в интервью «Коммерсанту».

На вопрос о том, могла ли Москва не признать их в качестве независимых государств и таким образом сохранить возможность диалога с Грузией, Медведев ответил, что такое решение оставляло возможность для боевых действий, которые были бы невозможны, «когда речь идет о двух независимых территориальных формированиях, с которыми Россия подписала договоры о размещении военных баз». В этом случае «всё ясно, и никто против них ничего поделать не сможет», — сказал премьер. Все понимают, что противостояние с Российской Федерацией может дорого обойтись, добавил он. С другой стороны, если ситуация не была разрешена, то «периодически осуществлялись бы провокации в надежде отхватить что-то в результате каких-то идиотских военных кампаний». Медведев убежден, что после августовского конфликта отношения России и Запада нормализовались очень быстро, и Россия могла решить эти проблемы с Евросоюзом и в определенной степени с США.

Тогдашняя ситуация сильно отличается от той, что сложилась после российского вмешательства на Украине, которое привело к прекращению сотрудничества Запада с Москвой. Но это положение дел «не вечно», — считает Медведев. «Мне кажется, что наши европейские соседи постепенно осознают, что поддерживать отношения и быть друзьями лучше, чем бесконечно объяснять, в чем мы неправы. Надеюсь, что это осознание в конце концов придет к США и их руководству». Не принимая ответственности за ухудшение международной обстановки, Медведев при этом утверждает, что дело теперь за Западом и там «могут предпринять действия, указывающие на желание восстановить отношения. Мы к этому готовы».

По его мнению, война с Грузией «не будет всегда» определять характер отношений между Россией и этой страной. И сегодня российский политик считает вступление Грузии в НАТО «угрозой миру», которая может «вызвать страшный конфликт». Если Грузия вступит в НАТО, даже без Абхазии и Южной Осетии, «это, несомненно, может привести к потенциальному конфликту, поскольку для нас Абхазия и Южная Осетия — независимые государства, с которыми мы поддерживаем дружественные отношения, и на чьей территории находятся наши военные базы. И мы осознаем, что если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжелым последствиям. Надеюсь, что у руководства НАТО хватит здравого смысла, и оно ничего не предпримет в этом направлении», — предупредил он. Ни одна из стран на постсоветском пространстве на признала Абхазию и Южную Осетию. Их признали Венесуэла, Никарагуа, Науру и в мае этого года — Сирия.

После признания Россией государственной независимости Абхазии и Южной Осетии Грузия разорвала дипломатические отношения с Москвой. Саакашвили, который потерпел поражение на выборах 2012 года, обвиняют в нарушениях прав человека в Грузии, однако правящие сейчас в этой стране партии продолжают курс на вступление в НАТО и считают Абхазию и Южную Осетию «оккупированными территориями». Миссия Евросоюза (EUMM) со штаб-квартирой в Тбилиси посещает граничащие с Абхазией и Южной Осетии районы, но в сами республики попасть не может, поскольку их границы охраняют российские пограничники.

Ночная «демаркация границ» со стороны Южной Осетии, которая метр за метром расширяет ее территорию, вызывают эпизодические конфликты с Тбилиси. Согласно подсчетам, в результате августовской войны Южную Осетию покинули 16 000 человек. В первую очередь, это жители четырех грузинских сел, подожженных местным населением.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699421


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699414

Воспоминания о войне: у Грузии тоже есть судьбоносные восьмерки. 08.08.2008 она подверглась российскому вторжению

Андрей Бан (Andrej Bán), DenníkN, Словакия

Это история войны, о которой после Донбасса и Крыма несправедливо забыли. Во время множества поездок в Закавказье я видел вариации одной и той же истории Империи.

У нас очень много схожего и даже общего с грузинами. Размеры страны, численность населения, цивилизационные корни (вместе с Арменией Грузия была первым христианским государством в мире, которое возникло в 4 веке). Также нас связывает опыт столкновения с российскими, а прежде советскими оккупационными танками.

Однако опыт Грузии, в отличие от нашего, недавний и продолжает накапливаться до сих пор.

Ночь с президентом

21 августа 2008 года. Душная ночь. Я не сплю. Такси везет меня и моего коллегу через весь Тбилиси к президентскому дворцу. За окном автомобиля на Проспекте Руставели мелькают спящие бездомные. «Во втором часу утра, — думаю я, — я еще никогда не брал интервью ни у одного президента». Однако занятой Михаил Саакашвили нашел для нас только это время. Из-за драматичных параллелей с августом 1968 года это понятно. Российские танки остановились в 60 километрах от Тбилиси.

Сторонники и противники прозападного президента называли его фамильярно Мишей. На самый верх его вознесла в 2003 году Революция роз (на постсоветском пространстве названия многих попыток избавиться от влияния Империи связаны с названиями растений или культур). Он учился на Украине, где овладел украинским языком, а также в Соединенных Штатах, где также хорошо выучил английский. Женился Саакашвили на голландке. Ясно, что президент не справлялся с ситуацией. Он позволил провокациям (стрельбе по грузинским поселениям) достичь их цели и отдал приказ о начале военной операции в сепаратистском регионе Южная Осетия.

Вместе с Абхазией она отделилась после того, как в 1993 году Грузия провозгласила независимость. Саакашвили аргументировал свои действия «установлением конституционного порядка», но он не догадался, что на северной стороне Кавказа, перед Рокским тоннелем, этого только и ждут уже готовые российские соединения. А они намного сильнее, чем грузинская армия.

Буквально культовой стала фотография, на которой нервничающий Миша жует свой красный галстук. С тех пор Кремль распространяет слухи, что Саакашвили принимает наркотики. Улучшению отношений с Москвой определенно не поспособствовали и его остроты, когда он не раз назвал российского президента «лили-Путиным». Тем самым он хотел подчеркнуть свое могучее телосложение. «Я сплю по четыре часа в день. Перед вами тут были корреспонденты «Би-Би-Си» (ВВС) и «Уолл Стрит Джонел» (Wall Street Journal), а после придут из «Файненшл Таймс» (Financial Times), — сказал нам президент под утро на безукоризненном английском. Он выглядел бодрым.

«Нельзя обвинять жертв», — отвечает Саакашвили на наши слова о том, что он отреагировал слишком поспешно и даже глупо. Но действительно ли Грузия — только жертва, а Россия — только агрессор? Не совсем. Согласно докладу международной следственной комиссии от сентября 2009 года, который опубликовал ЕС, пятидневную войну, унесшую жизни сотен человек, начали грузины, когда седьмого августа вторглись в южноосетинскую столицу Цхинвал. Однако русские спровоцировали Грузию.

К подобным выводам пришли и журналисты немецкого издания «Шпигель» (Der Spiegel), а также американского «Уолл Стрит Джонел» (Wall Street Journal). Международное право нарушили обе стороны.

Ничья земля и Гори

Август 2008 года. Выжженный национальный парк Боржоми, разрушенные города, деревни, дороги, мосты — все это и многое другое оставили после себя российские солдаты. Разумеется, еще и тысячи беженцев. Они живут в ужасающих условиях в школах и временных центрах размещения. Обычное дело на любой войне. Но на родине Сталина в Гори, городе, который с грузинской стороны пострадал больше всего, кое-что отличается: это сюрреалистически ничья земля.

«Это что такое?» — спрашивают с неудовольствием российские журналисты, когда их привозят в кузовах армейских автомобилей. Они замечают нас, возмущенных иностранных корреспондентов, которые в тени сосен ожидают разрешения войти в разрушенный город. У них есть привилегия: их «трип» организовала российская армия, а мы, отвечая каждый за себя, лишь пытаемся узнать, что там происходит. Российские коллеги на минуту спускаются, мы закуриваем, а затем они опять садятся в грузовики и отправляются в Цхинвал. Они возвращаются в город, куда с грузинской стороны нам не попасть.

На следующий день российский командир сжалился и дал нам разрешение войти в Гори. Город почти обезлюдел (осталась едва ли пятая часть от 60-тысячного населения), окна кафе и баров разбиты выстрелами, памятник Сталину не пострадал. Нет воды, электричества и газа. В школьном спортзале находятся люди, которые протягивают руки через брешь в стене, как через окно, чтобы получить гуманитарную помощь. Женщины отдельно, мужчины отдельно. Чуть поодаль, в парке, жалобы местных жителей выслушивает министр иностранных дел Финляндии, занимающий пост главы ОБСЕ. Люди рассказывают ему, что больше российских офицеров и солдат («они ходят к нам мыться, а мы их пускаем») они боятся банд мародерствующих и убивающих казаков и осетин. А они преследуют повсюду.

Возле разрушенных казарм в не менее разрушенном доме мы находим Катину Киговашвили. Старушка плачет, указывая на кровь на стенах и дверях. Это ее кровь. «Русские бомбардировали 12 августа, и, кроме окон, сломалась еще и входная дверь. Ее невозможно было открыть, поэтому я проделала дыру и хожу через нее», — она приседает и демонстрирует, как это делает.

Как они могли с нами так поступить?

Известный польский репортер Рышард Капущинский в своей книге «Империя» (1993) анализирует Советский Союз на основе собственного богатого опыта, накопленного с 1939 года. Разумеется, репортер не обошел вниманием и колоритный Кавказ. Он пишет о тирании стереотипов: «Здесь все устоялось и определилось уже во времена, которые теряются в сумраке истории. Никто не может убедительно ответить на вопрос, почему армяне и азербайджанцы так люто ненавидят друг друга. Просто ненавидят и все тут! Каждый это знает, каждый всосал это с молоком матери. Неизменности отношений способствовала и взаимная изоляция (горы), а также тот факт, что территория Кавказа примыкала к очень отсталым государствам: Персии, России и Османской империи. Контактировать с либеральным и демократическим Западом было невозможно».

Любое обобщение ошибочно, но когда Капущинский пишет об определенном эмоциональном разладе, быстрой смене настроений (в том числе у грузин), он прав. Грузия была с начала 19 века под защитой «матушки-Руси». Но порой она, честно говоря, даже перебарщивала. Тем больше в моих поездках меня удивляет то, что повсюду: в ресторанах, по телевидению и даже в популярных маршрутках (переполненные микроавтобусы, курсирующие между городами) играет… да что там играет — гремит российская поп-музыка, а на сценах выступают звезды российской эстрады. У восхищения языком и культурой оккупантов, какого не увидишь нигде в мире (попробуйте-ка в албанских регионах Косово включить громко сербские песни), есть свои понятные причины.

«Пушкина, Гоголя и Аллу Пугачеву мы считаем своими. Но как русские могли с нами так поступить?» — с ужасом, но без ненависти спрашивают грузины, которые не понимают, как русские могли забрать кусок их страны, словно отрезав кусок сердца, единого и неделимого.

Глубже в эти отношения я смог вникнуть в 2009 году в селе Дици на границе (извините, административной линии) между Грузией и Южной Осетией. Вчера была свадьба. Музыканты играли так громко, что звуки доносились до Цхинвала. Ночью в дом новобрачных пришли любопытные российские бойцы. «Видите? Вот как близко с ними мы живем. Они ходят к нам каждый день», — говорит хозяин праздника. В конце его огорода начинается Южная Осетия. Странный уголок мира.

Многие жители Дици вспоминают, что когда в августе прошлого года пришли русские, они собирали в садах фрукты прямо с танков. А еще они срезали виноград и деревья, чтобы те засохли. Они сделали там тренировочный полигон, перерыли плодородную почву гусеницами, как стадо дикарей. Такие истории рассказывают и в семье Георгия Сосиашвили. Поднимаются громкие тосты за родителей, за бабушку, за усопших, за все и за всех. Шестую пьют за маленьких детей, потому что они, бедные, теперь боятся играть в футбол около школы. Если мяч у них улетит за забор, то окажется на территории «так называемой Южной Осетии» (акцент делается на «так называемую»). Один из гостей рассказывает, что его дочь успокаивает своих детей такими словами: «Не бойся, русские скоро уйдут».

Все больше алкоголя добавляет эмоций. Постсоветские народы я различаю, в том числе, по тому, что они пьют: водка вызывает агрессию, а вино, наоборот, добродушную сонливость. Для грузин характерно, скорее, второе. Певцы со слезами на глазах воспроизводят уникальную грузинскую полифонию. Их гостеприимство просто убийственно. Не помогает даже тост, который я поднимаю за дружбу наших народов.

В восьмом часу все встают из-за стола и начинают мощными голосами петь грузинский гимн. «Чтобы российские солдаты в конце села нас услышали и поняли, что мы не боимся», — шепнули мне заговорщицки. И снова я не вижу в них ненависти, а скорее — гордость.

Мир через Google Maps

«Чтоб они сдохли!» — вырывается весной 2018 года из пожилой женщины, которая с трудом поднимается по темной лестнице к своей квартире. Все происходит на бывшем сталинском курорте Цхалтубо. «Кто?» — спрашиваю я несмело. «Они. Все эти политики. Для них мы не существуем».

Цхалтубо — бывший роскошный бальнеологический курорт в центре страны, куда с 30-х годов 20 века из Москвы регулярно ходили поезда. Среди сосен и озер там возвели десятки комплексов с лечебными ваннами (некоторые даже из мрамора). Но в начале 90-х годов прошлого века волна конфликтов, начавшихся после распада Советского Союза, докатилась и до Цхалтубо. Город разграбили, а затем власти переселили в него тысячи переселенцев из сепаратистской Абхазии.

Я регулярно навещаю переселенцев из Абхазии и Южной Осетии, что даже странно, ведь Цхалтубо я еще не посмотрел. Мне показал его один из них — друг Зура Цахнагия. Вместе с супругой, двумя детьми и отцом он проживает в небольшом доме в прежде еврейском квартале второго по величине грузинского города Кутаиси. После моего последнего визита в 2011 году произошли перемены: многочисленные салоны красоты теперь называют не по-русски «салонами красоты», а по-английски — «Бьюти салон» (beauty salon). Зура лаконично добавляет на русском: «Салон есть, а красоты нет».

Так же, как в Зугдиди на абхазской административной линии, в Цхалтубо я вижу бездомных. Забытые с 1993 года всеми — миром и своим правительством, эти люди уже давно умерли бы (от государства они получают в пересчете по десять евро в месяц), если хотя бы один мужчина из каждой семьи не ездил бы на заработки в Тбилиси или через Кавказ в Россию и не отправлял домой деньги. Именно там, на западе Грузии, девять лет назад переселенцы сказали мне самую точную вещь: «Мы живем хуже мертвых».

Их надежды на то, что когда-нибудь они вернутся домой, в оккупированную россиянами Абхазию, ничтожны. Растет уже второе и даже третье поколение без родины.

Дела у Зуры идут лучше: он работает на мобильного оператора. Он ездит на машине по окрестностям, продает SIM-карты и смартфоны. Подомовая продажа чего угодно там очень популярна. Когда после работы он уставшим приходит домой, то привычно включает вместе с отцом компьютер. Через Google Maps со спутника они рассматривают (немного с мазохизмом, а немного с ностальгией) свой дом в Сухуме, откуда их выгнали много лет назад. Свой…собственный…дом!

Они показывают мне его: «Видишь? Теперь в нашем доме живут абхазы, наши соседи. Во время войны они только наблюдали за бесчинствами сепаратистов и наемных боевиков из России. Это всего в ста километрах отсюда, но, наверное, туда мы уже никогда не вернемся».

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699414


Грузия. Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699423

Если бы не польские дипломаты, грузины встречали бы печальную годовщину российского вторжения в одиночестве

Яцек Карновский (Jacek Karnowski), wPolityce, Польша

Ровно десять лет назад Россия напала на Грузию. Как мы сейчас видим, нападение ознаменовало начало нового этапа наступления российского империализма. Этапа, на котором Москва стала обращаться не только к угрозам, экономическому или энергетическому давлению и действиям в духе принципа «разделяй и властвуй», но и к военным аргументам, нанося удары по своим соседям. Одним из первых это понял покойный Лех Качиньский (Lech Kaczyński), который произнес в Тбилиси памятную фразу: «Сегодня Грузия, завтра Украина, а послезавтра, возможно, придет черед моей страны, Польши».

Россия до сих пор оккупирует два района Грузии: Абхазию и район Цхинвали (грузины считают, что определение «Южная Осетия» искажает реальность и служит оправданию российского вторжения). Надежды на то, что ситуация изменится, невелики: Запад делает вид, что проблемы не существует, а друзья Грузии слишком слабы, чтобы ей помочь. Грузины думают о том, как форсировать события: они хотят вступить в НАТО и в первую очередь в Европейский союз, а чтобы добиться этой цели не акцентируют тот факт, что Россия оккупирует 25% их территории. Даже лозунг августовских мероприятий, посвященных годовщине войны, сформулирован осторожно и не отсылает напрямую к теме территориальной целостности. Он звучит так: «Для мира и безопасности».

Оба оккупированных региона между тем приходят в упадок. В районе Цхинвали живет сейчас 20 тысяч человек, в крупных селах население сократилось с нескольких тысяч до нескольких сотен жителей. Грузины уезжают в Грузию, а бедные горные отрезанные от мира территории не привлекают новых поселенцев. Зато там становится все больше приезжающих на новые базы российских военных, в районе Цхинвали их сейчас около 10 тысяч.

Вспомнили о годовщине войны и приехали поддержать грузин только представители стран, которые сами сталкивались с российским империализмом: Польши (глава МИД Яцек Чапутович (Jacek Czaputowicz)), Литвы, Латвии и Украины (министры иностранных дел Линас Линкявичюс (Linas Linkevičius), Эдгар Ринкевич (Edgars Rinkēvičs), вице-премьер Павел Розенко). Они заявили, что всецело поддерживают суверенитет и территориальную целостность Грузии, а также посетили контрольно-пропускной пункт в Одзиси, находящийся всего в 45 минутах езды от Тбилиси. В ходе короткой презентации грузины рассказали, что россияне продолжают укреплять «границу», строя заграждения с колючей проволокой, и сносят грузинские дома.

Последнее десятилетие показало, какое огромное значение имеют взаимоотношения независимых государств на постсоветском пространстве, а также в Восточной, Центральной и Южной Европе. Если бы не Лех Качиньский, российские танки могли бы войти в Тбилиси, а если бы не инициатива польских дипломатов, грузины, скорее всего, встречали бы годовщину российского вторжения в одиночестве (о визите представителя Франции, разумеется, не было и речи, хотя десять лет назад Саркози играл активную роль).

Поддержка Польши, Украины и стран Балтии на первый взгляд ничего не меняет, но на самом деле она очень важна: потенциальная жертва России не чувствует себя одинокой, а это много значит. Наша солидарность, конечно, хрупка и далека от идеала, но другой нет. Если бы не активная политика Варшавы, у нас не было бы и этого. Наша историческая роль заключается сейчас не только в том, что мы стараемся быть самостоятельными, но и в том, что наша самостоятельность позволяет чувствовать себя таковыми нашим более слабым соседям.

Главный урок, который извлекла Польша из грузинской (а также украинской) войны, связан также с военной сферой: нельзя отдавать ни клочка земли, нельзя отходить «за реку», ведь если Москва один раз что-то получит, она никогда этого не отдаст. Оккупация небольшого фрагмента территории позволяет изувечить страну и надолго лишить ее возможности нормально функционировать, не утруждая себя захватом всего государства.

Грузия. Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699423


Грузия. Южная Осетия. США. ЮФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698839

Эдипова война. Как президент Грузии шел за своим Крымом

Глеб Павловский

Вынудив Россию к военной постановке с человеческими жертвами, президент Грузии показал урок наихудшей импровизации, в которую может кинуться российская система. В 2008 году мы посетили панораму своего вероятного будущего

В российско-грузинской войне 2008 года, так называемый «Пятидневной», есть подвох. Неясно даже, кто ее начал, а в России за сомнительную честь ее авторства по сей день спорят президенты Медведев с Путиным — тогдашний с нынешним. Патриот Грузии вечно доказывает, что Саакашвили не отдавал первым приказ атаковать свой же Цхинвали. Патриот России возводит в триумф операцию против слабейшего противника, еле выигранную с напряжением всех сил. А за что воевали? Независимость Южной Осетии не выглядит ярким трофеем.

Читая историю Пятидневной войны, ощущаешь странно пересекающееся дежавю. Кто тут за что сражался? Грузия 2008 года ведет себя, как Россия 2014-го. Саакашвили бросил военный вызов президенту Медведеву, как Путин Крымский — президенту Обаме со всем блоком НАТО. Пятидневная война похожа на бой в зеркалах политических сыновей Путина с их отцом.

Политика Саакашвили после «революции роз» — путь героических имитаций. Первая из них сама революция, с занятием неохраняемого здания парламента и вывозом Шеварднадзе в Москву. Затем у нового президента возник трудный выбор, кого далее имитировать?

В мозгу Саакашвили царил Путин и его великолепный пиар — в начале 2000-х он был иконой большого стиля для постсоветской Евразии. Даже оппозиционный Кучме Ющенко начинал свою борьбу как «украинский Путин». Мечтал стать Путиным и Саакашвили — но для этого, всем известно, надо восстановить территориальную целостность железной рукой. А руки не было!

В управлении экономикой дилетант Саакашвили наспех собрал сильную команду и развязал ей руки. Это была его главная и единственная удача. Не без пиара возник яркий театр модернизирующейся страны, рая для инвесторов. Советские государственные руины в Грузии истончились до чистейшей коррупции, и государство могли строить с чистого листа. Но с армией было хуже, оставались кое-какие советские вооружения, весьма устаревшие. Их модернизировали, докупая врассыпную (кажется без особого смысла) более современные и тоже советские бронегаджеты у Украины и Чехии. Все вместе сшили на живую нитку почти одним дизайном. Ярчайшей дизайнерской репликой стало умопомрачительное европеизированное обмундирование грузинских солдат.

Саакашвили шел по путинскому эталону — монтировал американское из советского. Готовясь к войне будущего, он создавал дилетантски правдоподобный макет, неспособный воевать ни с кем. Похоже было на боеготовность к войне против НАТО телеканала «Россия».

Государствообразным организациям, как российская и грузинская системы, лучше всего дается правдоподобие. Поглощая чудовищную долю бюджета (до 8-9%), грузинская армия выглядела весьма правдоподобно. В грезах Саакашвили возникала могучая современная сила, которая нанесет молниеносный удар по российской.

Саакашвили сдерживали, Москва попыталась применить «мягкую силу». Развернули масштабные антигрузинские санкции, ударившие по грузинской торговле и по грузинам в России. Они оказались малодейственны по той же причине, что американские против Путина — популист Саакашвили был мономан и «жил в параллельной реальности», как сказала бы Ангела Меркель по другому поводу.

Казалось, о чем вообще могла идти речь при таком неравенстве потенциалов? О блицкриге в прямом смысле слова — создании достаточного преимущества сил на короткий момент в неожиданном месте. Понимая это, в Кремле сильно нервничали. В то время русские не собирались воевать, и почти забыли, как это делается. Воспоминания о неостывшей Чечне подавляли страсти, выраженные мемом «можем повторить»: в сытой демобилизованной Москве «нулевых» никто не рвался повторять Кавказскую войну. И Саакашвили на это делал ставку. Его стратегия выглядит суицидальной, но она такой не была: она была азартной, как сегодня российская стратегия. На деле президенту Грузии так же мало нужны были Абхазия с Осетией, как Путину Советский Союз. Саакашвили нужен был только материальный символ начатого воссоединения земель. Оттого уже приготовившись к вторжению в Абхазию, он выбрал крохотную чисто символичную Южную Осетию.

Цхинвали должен был стать Крымом президента Саакашвили. Но не стал.

Президент Медведев пустил в ход выражение «принуждение к миру», сам не зная, насколько был прав. Принуждение далось российским военным нелегко. Войска наносили удар за ударом по собственной авиации, и большинство ее потерь приходится отнести на собственный счет. Еще один великий бой призрачной войны был морским. Грузинские катера хаотически метались среди российских кораблей, по ним палили. Но как со стрельбой по булгаковскому волшебному коту, никто ни в кого не попал: лучший результат той злосчастной proxy-войны.

Европеизированная Грузия Саакашвили, как и модернизированная грузинская армия были лишь пиар-эффектами. Но первая модель оказалась жизнеспособна, а вторая — муляжом. Августовский крах Тбилиси лишь отчасти военный, он прежде всего психологический. Крах пиар-государства, подобного российской системе, но поменьше и победней. Стратегия азартной военной импровизации слабыми средствами могла выиграть лишь по счастливой случайности. Она и провалилась лишь оттого, что президент Медведев не смел позволить себе отступить, как вероятно отступил бы еще раз сильный Путин. Саакашвили войдет в историю Грузии не показушными стеклянными полицейскими участками, а как Карл XII в Швеции — разгромом ненужной армии, отбросившим грузинскую нацию, во благо для нее — к счастливому геополитическому ничтожеству.

Лишь поздней из мемуаров советников Буша в России узнали, что в августе 2008-го Белый дом обсуждал идею военной защиты Тбилиси, с включением США в конфликт. Крейсер-тезка американского посла в России «Макфол» вошел в Черное море, дефилируя в фарватере сочинской резиденции президента Медведева с «Томагавками» на борту. Но в этот момент на счастье России на Америку рухнул мировой финансовый кризис. В сочетании с президентскими выборами в США он уберег Москву 2008 года, дав ей несколько лет мирной передышки — которой Кремль не воспользовался. Если Саакашвили пристроил к удачно сымитированной модернизации бесполезный муляж грузинской армии, то Путин развернул единственную понятную ему модернизацию — военную. В России десять лет спустя к муляжу экономики пристроена отменно модернизированная министром Сердюковым армия.

Вынудив Россию к военной постановке с человеческими жертвами, Саакашвили показал урок наихудшей импровизации, в которую может кинуться российская система. В 2008 году в Грузии мы посетили панораму своего вероятного будущего. И если боевой азарт Кремля сохранится на нынешнем уровне, в Москве изжуют еще не один галстук.

Грузия. Южная Осетия. США. ЮФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698839


Грузия. Бельгия. Абхазия. РФ > Армия, полиция > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700145

В канун десятой годовщины пятидневной войны 08.08.08 Грузия проводит у себя двухнедельные многонациональные военные учения НАТО «Достойный партнер 2018». В них участвуют 3 тысячи военнослужащих из 13 стран, включая, разумеется, государства альянса. Самый значительный контингент — американский: почти 1200 вояк. Но что самое неприятное для России, в маневрах задействованы армии всех трех республик Южного Кавказа, не являющихся, как известно, членами этого военного блока. Речь, помимо Грузии, идет об Армении, состоящей вместе с РФ в Организации Договора о коллективной безопасности, и Азербайджане, не участвующем ни в одном военном блоке, включая ОДКБ.

К тому, что Азербайджан «смеет» контачить с НАТО, Россия привыкла — точнее, смирилась с этим неприятным для нее обстоятельством. А вот то, что «смеет» Армения — это уже «опасная наглость». Как заявила официальный представитель российского МИД Мария Захарова, Москва не согласна с заявлением Тбилиси, что совместные с НАТО учения призваны содействовать стабильности и безопасности в Черноморском регионе. По ее мнению, стабильность и безопасность — это «конструктивный диалог, а не вертолеты и танки».

Реальной задачей маневров МИД России считает проецирование силового давления на саму РФ, Абхазию и Южную Осетию, а ее реальными последствиями — «подпитку милитаристских настроений, неизбежную эскалацию напряженности». Ну и из поля зрения Москвы не выпал тот факт, что «под различными предлогами в эти учения оказались вовлечены соседние с Грузией страны». Отметим, что к учениям НАТО подключено 450 единиц военной техники, включая американскую и германскую. По официальным данным, это бронетранспортеры «Страйкер», боевые машины пехоты «Брэдли», танки «Абрамс», боевые вертолеты AH-64 Apache (Апач) и UH-60 Black Hawk (Черный ястреб).

Правда, Россия сама в настоящее время проводит масштабные маневры в Абхазии и, разумеется, не видит в них угрозы другим государствам. Причем они охватывают не только территорию частично признанной республики, но Кубань и Крым. В частности, танкисты Южного военного округа (ЮВО) согласно сценарию учений отражают в Абхазии высадку десанта с моря и попытку захвата морского побережья в районе полигонов российской военной базы. В учениях задействованы 2,5 тысячи военнослужащих, более 600 единиц вооружения и боевой техники.

Ереван начал шантажировать Москву при помощи НАТО

Почему стороны — Россия, Грузия, НАТО — так расстарались одновременно продемонстрировать друг другу свои военные возможности? На сей раз энтузиазм Кремля, вероятно, обусловлен недавним саммитом НАТО, на котором Грузии в очередной раз подтвердили, что двери в альянс для нее открыты. Впрочем, для членства в нем ей надо переступить порог этих самых дверей, но ее пока оставили в роли подпирающей дверной проем. Москва, наверное, опасается, что эта роль «атланта» для Грузии может быть изменена.

Неслучайно премьер РФ Дмитрий Медведев в интервью «Коммерсанту» подтвердил, что расширение НАТО является «безусловным вызовом» и «безусловной угрозой Российской Федерации». «Относительно недавно, — сказал он, — было принято очередное решение о том, что Грузию ждут и примут в Североатлантический альянс. … Это абсолютно безответственная позиция, это просто угроза миру. … Это может привести к потенциальному конфликту, потому что для нас Абхазия и Южная Осетия — самостоятельные государства, … в которых находятся наши военные базы».

В общем, «если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжелым последствиям». Поэтому, сказал Медведев, «я очень надеюсь, что у руководства НАТО достанет все-таки сообразительности ничего не предпринять в этом направлении».

Ну, а если Грузия (в порядке крайнего и вряд ли возможного случая) откажется от Абхазии и ЮО для того, чтобы вступить в альянс, станет ли Россия пугать ее «тяжелыми последствиями»? Разумеется, станет, поскольку ее задачей является недопущение растущей активности НАТО на Южном Кавказе в целом, и дело тут вовсе не в локальных грузино-абхазских и грузино-осетинских взаимоотношениях. Южный Кавказ одинаково важен как для России, так и для Запада, так как посредством него оба этих игрока могут создать угрозы не только друг другу, но Ирану, Турции, другим государствам Ближнего Востока, а также Центральной Азии; контролировать поставки и транзит энергоносителей и еще много чего другого.

В общем, Россия вербально, а также масштабными учениями в Абхазии и Южной Осетии предупреждает — не нужно сближаться с НАТО. Но сближение может происходить и без вступления в альянс: постоянные обещания принять Грузию, но отсутствие действенных шагов в этом направлении из-за фактора России (кому охота с ней воевать?) делают свое «черное» для Москвы дело — сдерживают ее влияние на Южном Кавказе с параллельным усилением влияния НАТО в регионе. Раньше на грузинской военной базе Вазиани были дислоцированы российские военные — сейчас там в поте лица тренируются НАТОвские. В республике трудятся и военные инструкторы США, а американские эксперты охотно и не таясь изучают инфраструктурные возможности порта Поти. В стране также функционируют центры боевой подготовки военнослужащих иностранными, преимущественно американскими, специалистами.

Москва-Тбилиси: в попытке избежать «чудовищного»

А что если эти центры, по логике Москвы, в один прекрасный день легко трансформируются в американские военные базы с привычной для них «атрибутикой»? Ведь Грузия не сделала секрета из того, что готовит свою армию в соответствии со стандартами НАТО, получила от США противотанковые ракетные комплексы «Джавелин», и не собирается этим ограничиваться.

Все это, конечно, «подозрительно». «Подозрительно» было и 10 лет назад — уж не потому ли разразилась тогда пятидневная война? Что же, Россия в канун ее «юбилея» снова предупреждает Грузию. Между тем трудно поверить в наивность Москвы, постоянно талдычащей о недопустимости вступления Грузии в НАТО, в то время, как ее туда не берут под разными предлогами, хотя республика, вероятно, заслужила такую «милость» по многим пунктам. Но, как видим, их выполнение и перевыполнение не стало гарантом ее вступления в альянс.

На сегодняшний день существует лишь «некоторая вероятность» принятия Грузии в НАТО в неопределенной перспективе. Ведь стране надо будет еще получить План действий по членству — этот пресловутый МАР, который, конечно же, можно обойти, будь на то политическая воля альянса. Правда, есть еще одно препятствие: среди базовых принципов НАТО числится отказ принимать в блок государства, имеющие территориальные споры. Но и тут можно было бы рассчитывать на «политическую волю» альянса. Однако она отсутствует, и этого не может не замечать Москва.

Впрочем, для ее раздражения достаточно уже и показательной «дружбы» Грузии с НАТО, подающей «дурной пример» Армении. А значит, и ту, и другую республику (с Азербайджаном лучше не связываться) надо «показательно» наказать. Остается лишь гадать, какую порку уготовили Тбилиси и Еревану в превентивном порядке с целью сохранения «баланса сил».

Вероятно, история с «зеркальными» учениями России и НАТО на Южном Кавказе будет иметь продолжение — она уже стала многосерийной, меняются лишь «сезоны». Что же до грузино-российских отношений, в лучшем случае им уготовано холодное противостояние с периодическими намеками на некоторое потепление без потепления реального. В худшем — перебивка заморозков горячими фазами. Но поскольку страх сторон не слишком велик (Грузия ни на кого не нападет, а НАТО никого не защитит), его все же надо подпитывать для острастки. Очень горячая фаза, доходящая до градуса кипения, вряд ли предвидится.

Андрей Николаев

Грузия. Бельгия. Абхазия. РФ > Армия, полиция > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700145


Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700765

Страна заборов и могил

Франк Нингуйзен | Süddeutsche Zeitung

В ночь на 8 августа 2008 года началась война между Россией и Грузией. Она продлилась пять дней и закончилась сокрушительным поражением последней. Российские войска вторглись глубоко в Грузию, Абхазия и Южная Осетия отделились от нее. Грузия с тех пор ищет защиты у Запада, пишет в статье на сайте Sueddeutsche Zeitung Франк Нингуйзен.

Удивительными выглядят результаты опроса, обнародованные недавно "Левада-центром": 20% опрошенных россиян ничего не знают о той войне, которая началась ровно 10 лет назад; 56% респондентов о ней "что-то слышали". Как поясняет руководитель центра Лев Гудков, российские СМИ скупо освещают события, связанные с Грузией.

"В Грузии, напротив, воспоминания свежи: это связано и с 20 тыс. беженцев, и с неутихающими спорами вокруг границ, и неустанными сетованиями правительства на потерю одной пятой территории", - передает Нингуйзен.

Как заявил во вторник президент страны Георгий Маргвелашвили, "мы не должны бояться называть вещи своими именами. Действия, которые Россия предпринимает против суверенного государства, являются войной между Россией и Грузией, агрессией, оккупацией и серьезным нарушением международного права", - цитирует Нингуйзен.

Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии. И хотя ее примеру последовали лишь Венесуэла, Никарагуа и некоторые островные государства, "Тбилиси давно потерял контроль над этими территориями", констатирует журналист.

"С тех пор Грузия ищет защиты у Запада", - говорится в статье. Несколько дней назад премьер-министр страны Мамука Бахтадзе поблагодарил более 1,5 тыс. военных из стран НАТО за участие в военных учениях Noble Partner. "Для Грузии сотрудничество с альянсом имеет большое значение: Грузия задействована в миссии Resolute Support в Афганистане и ставит перед собой цель вступления в НАТО".

По случаю 10 годовщины войны генсек альянса Йенс Столтенберг и вице-президент США Майк Пенс подтвердили намерение НАТО рано или поздно принять в свои ряды Грузию. Но это в теории, замечает Нингуйзен.

"На практике невозможно предсказать, когда страна действительно сможет стать членом Североатлантического альянса. Это связано с Москвой, которая с точки зрения Запада не имеет права накладывать в этом случае вето, однако занимает четкую позицию по этому вопросу. Президент Путин недавно предостерег от "агрессивных шагов" и указал на то, что вступление Украины или Грузии в НАТО будет иметь "серьезные последствия".

Как заявил во вторник российскому изданию "Коммерсант" премьер-министр Дмитрий Медведев, вступление Грузии в НАТО может "спровоцировать страшный конфликт".

"Что это означает, он не пояснил, однако месседж, похоже, был услышан в Брюсселе: он ограничивается обещаниями и похвалой, но продвигаться дальше не торопиться. Грузия внесена в лист ожидания", - пишет автор.

Россия и Грузия, продолжает Нингуйзен, до сих пор не возобновили дипломатических отношений - с точки зрения Грузии, это непросто, учитывая признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии.

Напряженность на границе не ослабевает. Грузины уже многие годы жалуются на то, что по ночам кто-то постоянно понемногу передвигает заграждения на границе вглубь грузинской территории. Грузинский фотограф Тако Робакидзе вот уже три года постоянно ездит к границе. В беседе с изданием она рассказала о 84-летнем мужчине, "который обнаружил в своем персиковом саду пограничный столб, который свидетельствовал о том, что он теперь живет на территории Южной Осетии".

"Люди живут в постоянной неуверенности. Местные жители то и дело задерживаются за незаконное пересечение границы - их отпускают примерно за 30 долларов", - передает автор.

Как заявил в беседе с журналистом руководитель наблюдательской миссии EUMM Эрик Хёг, "крестьяне в последние годы лишились доступа к своим землям". "А из тех, кто не лишился, многие не хотят их возделывать - из страха быть задержанными российскими пограничниками или некими людьми в форме", - сказал Хёг. По его словам, ситуация остается "относительно спокойной", однако граница стала более непроходимой из-за "усиленного контроля со стороны Абхазии и Южной Осетии и набирающего обороты строительства барьеров". Хёг требует участия "всех сторон" для разрешения спорных ситуаций, иначе "конфликт может разгореться с новой силой", передает автор публикации.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700765


Грузия. Южная Осетия > Армия, полиция > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698840

«Мы должны быть благодарны войне». Как Южная Осетия строит свою независимость

Игорь Залюбовин

По итогам военного конфликта с Грузией Россия признала Южную Осетию независимым государством. В благодарность осетины выложили валунами на дне долины у горы Сохс надпись: «Спасибо, Россия!» С тех пор прошло десять лет. Корреспондент «Сноба» отправился в республику, чтобы изучить, как и из чего строится югоосетинское государство

От редакции: грузино-югоосетинский конфликт длился с перерывами 19 лет — с 1989 по 2008 год. «Пятидневная война» стала последним крупным столкновением этой войны и фактически дала непризнанной республике независимость. Вопрос о том, кто начал эту войну, является открытым до сих пор. Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили настаивает, что российская 58-я армия прошла Рокский тоннель до начала артиллерийских ударов по Цхинвалу, что было расценено грузинской стороной как акт агрессии. С другой стороны, длившееся почти год независимое расследование «комиссии Тальявини» при ОБСЕ посчитало Грузию виновной в агрессии, отмечая при этом многочисленные провокации с российско-осетинской стороны, предшествующие атаке на Цхинвал в ночь с 7 на 8 августа 2008 года. Позднее глава комиссии Хайди Тальявини подала в отставку; некоторые увидели в этом подтверждение того, что выводы комиссии были ошибочны. Данный текст не является попыткой установить степень виновности одной или другой стороны.

Цхинвал. Вечер перед грозой

По вечерам я смотрю телевизор: в развороченной несколькими войнами гостинице — только один канал, российский «Первый». Патриотическое телешоу сменяется патриотическим телешоу; когда я отворачиваюсь, на стекло балкона, через который видна ржавая телебашня в цветах осетинского флага, падает тень. Каждый раз, когда я вижу, как быстро она скользит по стеклу, мне на долю секунды становится не по себе, и лишь затем я осознаю, что тень — моя. Война окончилась десять лет назад, но по вечерам сумрак приносит сюда воспоминания о ней — по крайней мере, так говорят местные.

Сегодня особенно тихо.

Продавщица из продуктового магазина по соседству, осетинка лет пятидесяти, советует мне закрыть на ночь окна: будет гроза. Пока я кладу в пакет минеральную воду и сигареты, она рассказывает, что война забрала у нее сына и дочь: их убило залетевшей в дом гранатой, и с тех пор она боится открытых окон.

Глупый страх. Как стекло может защитить от войны? Особенно от войны длиной в двадцать лет?

— Но ведь от грозы спасет, — она пристально и спокойно смотрит мне в глаза.

Десять лет назад по улице Героев шли грузинские танки; сейчас здесь изредка проезжают автомобили — тонированные «Приоры», старенькие мерседесы и БМВ. Для города со средней зарплатой в 15 тысяч рублей и высокой безработицей тут много иномарок. «БМВ ведь лучше, чем БМП», — грустно шутит старик-таксист, не отрываясь от игры в нарды. С привокзальной площади уходят автобусы на Владикавказ и в местные селения — Ленингор, Джаву, Квайсу. Железную дорогу, когда-то соединявшую конечную станцию Цхинвал с Грузией, разобрали еще по окончании первой войны в 1992 году. Попытка восстановить сообщение предпринималась грузинами в 2004 году, но после укладки четырех километров из пяти работы свернули — железная дорога так и не дошла до Цхинвала. Помешало ухудшение отношений и последовавшие за ними столкновения, длившиеся с 2004 по 2008 год.

К лету 2008 года столкновения между осетинами и грузинами резко активизировались. Штурм начался 7 августа 2008 года, около полуночи. За четыре с половиной часа до того в эфире всех грузинских телеканалов президент Грузии Михаил Саакашвили обратился к осетинам с длинной речью, в которой назвал их «соотечественниками» и заявил о прекращении огня с целью начать переговорный процесс. Сотрудник цхинвальского ОМОНа с позывным «Большой» вспоминает этот вечер в разговоре со мной: «Мы неделю просидели на своих позициях, не мылись, не спали. И после этого обращения, в котором было даже несколько слов по-осетински, мы, конечно, решили пойти домой. А ночью по нам заработали “Грады”».

Тамарашени. Свадьба

Седой музыкант в темных очках надрывает голос: «Тем, кто выжил в Цхинвале... Офицеры, осетины, ваше сердце под прицелом, за Осетию, свободу — до конца!» На бывшей окраине села Тамарашени, основанного царицей Тамарой, бывший командир югоосетинского ОМОНа Мераб Пухаев женит сына Ибрагима. При грузинах тут росли виноградники, теперь стоит несколько десятков двухэтажных типовых коттеджей, выстроенных разорившимся ныне строительным гигантом «Су-155» при содействии экс-мэра Москвы Юрия Лужкова. Название под стать — микрорайон Московский.

Специально для свадьбы зарезали четырехлетнего быка; его мясо вываривается в четырех огромных котлах поодаль; часть уже сваренной туши, вместе с рогами и копытами, стоит во главе стола, на метрового радиуса блюде. Там сидят самые уважаемые люди: старшая родня жениха. Родня невесты празднует свадьбу отдельно, в ее родовом селе. Раз в десять минут пожилой осетин говорит в микрофон длинные тосты, он произносит их на осетинском языке, и, хотя это традиционные тосты, одновременно они похожи на все прочие, что произносятся на свадьбах по всему миру — грузинских, абхазских, русских, американских. «За родителей», «за счастье», «детей», «новую семью», «мир», «любовь» и снова «за счастье».

Около полуночи над микрорайоном бьет фейерверк. Пожалуй, единственные люди, кто не обращает на него особенного внимания, — несколько сослуживцев Пухаева; они воевали за Южную Осетию всю свою взрослую жизнь, с 1989 года по 2008 год. Фейерверки их мало интересуют по понятным причинам; они горячо обсуждают что-то на осетинском языке, кажется, локальную политику. На свадьбу должен был приехать местный президент Анатолий Бибилов, но его нет. Омоновцы поднимают бокалы.

— Я хочу поднять тост за нашего верховного главнокомандующего, — говорит один из них. — За нашего президента! Владимира Владимировича Путина!

— Нас никто не заставляет, — кивает мне другой омоновец. В его голосе звучит легкое смущение.

— Да это ж все вам скажут, вот пройдите, спросите — подхватывает третий. Он огромного роста (поэтому все зовут его Большой) и похож на грузина. Большой обижается, когда я спрашиваю его об этом сходстве. Подходит жених, Ибрагим, он тоже омоновец, действующий. Все встают. Большой говорит:

— Я хочу выпить за свою мечту. Я мечтаю, чтобы Южная Осетия стала частью России.

После еще нескольких тостов мы садимся в белую «Ниву» Большого. За те несколько дней, что я нахожусь в Южной Осетии, я еще ни разу не ездил здесь с трезвым водителем. Большой пил на свадьбе наравне со всеми, но ведет машину ровно. Мы катим вдоль черных полей. Его друзья молча курят. Я смотрю в окно: «Саакашвили назвал свою операцию “Чистое поле”», — вспоминаю я полные злой иронии слова таксиста Алана, возившего меня сюда, в бывший грузинский анклав, накануне. Через села проходит главная дорога, связывающая расположенный у самой грузинской границы Цхинвал с Рокским тоннелем, за которым — Россия. Когда-то здесь жили грузины — они контролировали дорогу и не давали осетинам ездить по ней; осетинам пришлось построить объездной путь через село Зар (дорога называется Зарской). «Они убивали здесь наших, и мы в ответ сожгли здесь все», — кричал мне таксист Алан прямо в ухо, пока мы продирались через заросшее поле и колючки к маленькой церкви — едва ли не единственной постройке, оставшейся от Тамарашени, Курты, Кехви и Ачабети — четырых грузинских сел, где до 2008 года проживали несколько тысяч этнических грузин. Когда я открыл дверь церкви и навел фотоаппарат, чтобы запечатлеть интерьер, Алан загородил проход: «Не надо, это все-таки святое место».

Цхинвал. Монолог матери

Министерство культуры Южной Осетии делит с посольством Абхазии здание действующей республиканской библиотеки. Министр Жанна Зассеева очень расстроена: за пять минут до нашей встречи какой-то грузинский историк прислал на почту министерства 30-страничное письмо с обоснованием, что осетин как нации не существует. Четыре года, вплоть до самой войны, Зассеева ездила на попутках из дома в Джаве на работу в Цхинвал через грузинский анклав в надежде, что грузины остановят ее машину. Она и сама не может объяснить, что бы она сказала им, говорит, что просто хотела посмотреть им в глаза.

«Это звери, настоящие звери, — говорит она. В ее глазах появляются слезы. — В 2004 году они убили моего сына Гену. Он дежурил с ополченцами на горе Паук (стратегическая высота, расположенная над Цхинвалом). Осколком ему перебило позвоночник, и он не смог уйти. Грузины взяли его в плен, возили и показывали его как зверя — из-за светлых волос, из-за русской внешности. Они хотели доказать, что русские воюют за осетин. Ему выкололи глаза, переломали руки». Ее голос дрожит, но она продолжает рассказывать: «И все же, наверное, он хотел жить. Его закапывали живьем, а он пытался выбраться, до последнего старался».

После гибели сына Зассеева с головой ушла в дела. Помимо работы в министерстве культуры она стала инициатором проведения «Бессмертного полка» в республике и старается помочь матерям, чьи дети погибли во время конфликта. На «Бессмертный полк» Зассеева берет с собой фотографии тех, кто погиб при защите Цхинвала. «Многие говорили, что я сошла с ума. Но я фотографию сына не приносила, мне было стыдно. Мне было важно, чтобы как-то очнулись те, кто из дома не выходит. Те, кто сидит среди фотографий своих детей и плачет. Матери, отцы. Вот был мальчик, его звали Батик, Батраза. Ему было 11 лет, в его теле нашли 17 пуль. Его мать вообще не вставала. Я позвонила ей и отругала: лежите и ждите, когда Бог вас заберет к себе. Да он вас в ад кинет! Я ее так сильно отругала, хотя я ее в глаза даже не знала. Мне было стыдно перед ней, но все-таки я поступила правильно. На следующий день она пришла ко мне, мы поговорили».

В первые сутки «пятидневной войны» Зассеева отправила из Джавы в Северную Осетию полторы тысячи детей. Когда кончились автобусы, она сажала их в попутные машины. «Сейчас я бы на такое не решилась, — говорит она. — Но дети доехали до границы, ни один не потерялся». Ее собственная дочь в это время была в Цхинвале. «Как говорят у нас: обжегся на супе, — она ищет правильное слово, — на борще, и на воду дует. Я очень боялась, что с дочкой тоже что-то случится. Дом разбомбили, там были все фотографии Гены, у нее, в шкатулке. Мы потом убеждали МЧС, что у нас золото осталось в этом доме. На самом деле мы хотели найти эти фотографии, но, конечно, это было бесполезно. Главное, что она сама осталась жива».

Война еще не кончилась, а Зассеева ходила по городу и расписывала местные заборы мелом: «Спасибо, Россия!» «В благодарность российским военным, — объясняет она. — Но этого было мало, хотелось что-то еще сделать». В 20-х числах августа ополченцы вместе с ней отправились к Рокскому тоннелю. Такую же надпись решили оставить в долине, на дне ущелья. «Вниз машина не могла доехать. Ребята тащили, катили огромные камни вручную. Но они тогда были как перышки гусиные для нас. Мы выложили этими камнями “Спасибо, Россия!” И через несколько дней звонят — говорят, сейчас пилот пролетел, кто это написал “Спасибо, Россия!”? Меня все время спрашивают: кто придумал? Это не важно ведь, кто придумал. Это как стихи ночью. Что-то бессознательное».

Владикавказ. Президент и водитель

Чтобы попасть в Южную Осетию, мне пришлось позвонить ее президенту. Это все, что нужно знать о том, какая это маленькая страна. Въезд в республику мне в последний момент запретили в местном КГБ. «Отказано компетентными органами без объяснения причин», — сообщили в письме из Госкомитета информации и печати республики. Не зная, кто еще может решить мой вопрос, я все-таки дозвонился до Анатолия Бибилова. Он был в Сирии с официальным визитом, в ответ на признание Башаром Асадом независимости Абхазии и Южной Осетии. Мы договорились встретиться с президентом на следующий день во Владикавказе.

Оказавшись там, я целый день натыкался на его кортеж из пяти машин, сопровождаемый невероятным количеством охраны. Как мне пояснили потом, обычно президент возит с собой в четыре раза меньше телохранителей; но в Сирии требовалась особая безопасность — охрану просто не успели сократить по приезде. Мы встречаемся в гостевой резиденции на окраине Владикавказа — там останавливаются высокие чины, когда приезжают в Северную Осетию.

Президент рассказал мне, каково руководить республикой, которую не признают в мире: «Я не понимаю, что за двойные стандарты? Почему Косово, допустим, можно, а Южной Осетии нельзя? Почему Боснии можно, а Абхазии нельзя? Почему Черногории можно, а ДНР или ЛНР нельзя? Мы же понимаем, что это насильно переданные Грузии территории Южной Осетии! И только за желание жить на своей земле каждые десять-пятнадцать лет убивали нашу интеллигенцию. В 20-е, 30-е, 50-е годы! В 1920-м году было 50 тысяч беженцев, из которых 20 тысяч погибли на перевалах. Сколько осетин погибло за то, чтобы жить в своем государстве? А когда в Грузии начались эти националистические движения, когда появился Гамсахурдия и просил вымести всех железной метлой, когда пошли эти убийства, теракты, когда на Зарской дороге убили беженцев? Я понимаю, осетины — железные люди, но терпеть это кто будет?»

Пресс-секретарь напоминает президенту: через два часа самолет в Москву, пора собираться. В Москве президент Бибилов желанный гость — как объяснили мне сразу несколько собеседников, знакомых с ситуацией. Баллотироваться на выборах 2016 года хотел Эдуард Кокойты — легендарный в республике человек, стоявший у власти в Южной Осетии на протяжении всех нулевых, но в Кремле решили иначе и попросили Кокойты отдать свои голоса Бибилову. Перед тем как попрощаться, Бибилов дает секретарю распоряжение: объяснить в местном КГБ, что политика президента — пускать в страну всех журналистов.

— Даже если это враг, пусть едет, смотрит, — уточняет он, весело косясь на меня.

Через несколько минут мы мчимся по скоростному шоссе в сторону Владикавказа. Меня везет одна из машин, сопровождавших президентский кортеж. Водитель жалуется мне:

— Анатолий Ильич вообще-то мужик хороший. Но очень мягкий. Нельзя так на Кавказе. Он со всеми хочет встречаться, только дай пообщаться с народом. Это хорошо, конечно. Демократ. Это даже прямо-таки замечательно. Но знаешь, что я тебе скажу. Может грубо, да, надеюсь, Ильич на меня не обидится. Есть у меня товарищ, он полковник, и у него любимая поговорка такая: «Мягким *** жену не построишь». И вот я когда смотрю на Ильича, часто вспоминаю эту поговорку.

Цхинвал — Рока. Без чего нет Осетии

23 ноября 1989 года к Цхинвалу подъехали сотни «Икарусов» и тысячи легковых автомобилей: по меньшей мере 15 тысяч грузин прибыли к городу. Среди них находились советские грузинские милиционеры, которые должны были координировать то, что вошло в историю под названием «поход на Цхинвал». 30-летний этнограф Коста Кочиев шел домой из института. «Я услышал, что мужская часть города собирается у въезда в город, чтобы не пустить грузин. Я человек совсем не военный, но отправился туда, потому что понимал, что будет, если такая толпа войдет в город. Оружия у нас было очень мало, и поэтому люди начали выламывать из ограды парка железные прутья — руками. Я не знаю, как это вообще можно было это сделать. У меня в руках ничего не было. Так, глядя друг на друга, мы стояли почти сутки, после чего грузины ушли».

Это стало первой стычкой грузин с осетинам в новейшей истории. «С нее, пожалуй, и идет отсчет югоосетинской государственности», — считает Кочиев. Примерно тогда же знакомые в местном парламенте стали просить Кочиева составлять официальные письма и обращения — с целью привлечения внимания к ситуации. Через год в Южной Осетии был создан свой МИД, куда Кочиева позвали на постоянную работу. «В войне я не участвовал, но, как и многие другие, шаг за шагом создавал наше государство», — рассказывает Кочиев. В 1993 году он, будучи специалистом по геральдике, участвовал в разработке символики новой страны — предложил свой вариант герба Южной Осетии — «с барсом, изображенным на фоне гор», но из-за того, что «эскиз был так себе», депутаты парламента выбрали орла, нарисованного профессиональным художником. «Я пытался донести им, что барс — наш национальный символ и правильнее выбрать именно его». Через три года депутаты все-таки приняли решение заменить орла на барса, но в спешке просто взяли североосетинский герб, на котором тоже изображен барс, и добавили к нему надпись «Южная Осетия». «Тогда я был уже против, потому что из-за этого пришлось менять все печати. А барс, надо сказать, выглядит не очень. Его надо бы довести до ума. Но я уже не хочу этим заниматься».

***

«Нынешней Осетии не было бы без Рокского тоннеля», — говорит Батраз Харебов, в 1970-х занимавшийся геологической разведкой на месте будущего тоннеля. «Еще в 20-е годы говорили: “Осетины хотят пробить дорогу в Россию, а ключи положить себе в карман”». Самый первый тоннель хотели построить в 1920-е годы местные крестьяне, среди них был отец Батраза. «Все это было, конечно, абсолютно нереально. Держались на энтузиазме: люди резали скот, чтобы кормить работников. Из инструментов — только кирка, специалистов нет. Да и куда его бить — непонятно. В общем, все это заглохло». В 30-е годы проект тоннеля разработал осетинский революционер Рутен Гаглоев, но в 1937 году его репрессировали. «Снова разговоры пошли в шестидесятых. Грузины были сильно против, но в итоге решение было принято в нашу пользу, что до недавнего времени казалось мне очень странным, ведь они были куда влиятельнее, — говорит Харебов. — Но есть версия, что строительство пролоббировал министр обороны Устинов: из-за тогдашних событий на Ближнем Востоке тоннель все-таки решили строить, ведь это кратчайший путь туда».

Летом 1971 года студента Харебова позвали в геологическую партию проводить изыскания, которые велись два года. По итогам геологи дали заключение, что строить тоннель можно. Через десять лет, в один из дней осенью 1982 года Харебов услышал: сегодня тоннель будет пробит. «Я побежал к директору института отпрашиваться, но он меня не отпустил. Тогда я сказал, что пусть меня увольняют, но я все равно поеду. Был жуткий холод, внутрь нас не пускали, мы стояли несколько часов ждали снаружи. А потом раздались крики — это из Северной Осетии кто-то в дырку лезет, — вспоминает Харебов. — Вышел какой-то чумазый тип, его начали обнимать, целовать. Никто не хотел оттуда уходить. Заняли всю деревню, и до самой ночи мы там просидели. Директор нам ни слова, конечно, не сказал».

Лена Ванеева схоронила на первой югоосетинской войне трех сыновей. Осетины помнят их и сегодня, правда, больше по кличкам — Парпат, Коломбо, Агент. В честь ее среднего сына Парпата — Алана Джиоева — в Цхинвале назван единственный в городе проспект. На доме, в котором он когда-то жил, — его портрет. Парпата считают создателем вооруженных сил Южной Осетии и неформальным лидером республики — многие мои собеседники уверены, что именно ему обязаны своими назначениями тогдашние первые лица зарождающейся страны. В 1992 году Парпат воевал в Абхазии и Ингушетии; патриотические югоосетинские сайты пестрят заметками о том, какая дисциплина была в его отрядах и сколько разнообразных подвигов он совершил. Многие, кто принимал участие в первой войне, знали его лично — и охотно говорят о его храбрости, часто вспоминают о подарках, которыми он старался завалить цхинвальских детей на Новый год. Менее охотно, но вполне откровенно, вспоминают и о случаях бандитизма со стороны его формирований — насилии, заказных убийствах и грабежах.

Отпечатанный на стене дома, он смотрит на современный Цхинвал. В нескольких километрах оттуда в небольшой квартирке его тети я разговариваю с его мамой и отчимом. Им обоим за семьдесят. У них трудная жизнь: у обоих кредиты. Лене отдавать свой всего полгода, ее мужу — еще четыре года. Мы пытаемся говорить о сыновьях, родине, государственности, но разговор то и дело перескакивает на другое: «Донесите, пожалуйста, что у нас нет жилья, мы ютимся в маленьком доме под Владикавказом. Мой сын и его братья воевали за эту страну, а в итоге мы, старики, не имеем здесь ничего». — «Скажите, что мы просто бомжи здесь», — добавляет ее муж, воспитавший всех троих братьев Джиоевых.

Братья не успели разбогатеть — всех их убили. Причем свои. В 1992 году — Агента, в 1993 году — Парпата, в 1994 году — Колорадо. Лена знает только убийцу среднего сына — это тогдашний командир цхиванвальского ОМОНа Темо Сиукаев. Он застрелил Парпата прямо на базе омоновцев из-за того, что люди Джиоева убили другого командира ОМОНа. На похороны Парпата пришел весь Цхинвал.

В конце нашего разговора, я спрашиваю Лену: стоила ли гибель трех ее сыновей существования целой республики?

Она только грустно улыбается мне в ответ.

Ленингор — Раздахан — Никози. Живые и мертвые

От Цхинвала до Ленингора — три перевала в сторону Тбилиси, 80 километров. До 2008 года эта территория контролировалась Грузией, теперь здесь Южная Осетия. В районе сохранили грузинские школы — правда, в ближайшее время преподавание будет вестись на русском, а грузинский будут изучать как второй язык. Впрочем, осетинский язык преподается на таких же условиях — «первый после русского».

Войны в Ленингоре не было. Может быть, поэтому тут по-прежнему живут грузины — примерно пополам с осетинами. В нескольких километрах — единственный пункт пропуска между Южной Осетией и Грузией — Раздахан. Трое пограничников, измученных солнцем и скукой, прячутся в тени. «Нарушителей у нас толком нет, никаких контрабандистов тоже, — объясняет мне один из них. — Раз в полчаса приедет маршрутка из Тбилиси, еще через полчаса — в обратную сторону». Переход открыт только для жителей приграничных сел, имеющих на противоположной территории родственников: у них есть специальные разрешения. Прочим гражданам нужно подавать заявку на въезд, но такое случается очень редко, поясняет таможенник.

Контрабандистам же — в основном это мелкие перевозчики грузинских товаров — нет смысла ходить через пункт пропуска и платить пограничникам взятки. «Можно сделать это через другие приграничные села, где контроль меньше, — объяснил мне человек из местных криминальных кругов, попросивший не называть его имени. — Если очень надо съездить в Грузию, то вызываешь такси, платишь пять косарей и спокойно едешь, например, через осетинское село Орчосан. Там палева меньше. Да там сами менты грузинские возят продукты, потому что их магазины ближе. Возят-то старикам, кто еще в селах сейчас живет! Но это что, разве контрабанда?»

В самом Ленингоре и окрестных селах сегодня около 4 тысяч жителей. Дед Мишико живет тут всю жизнь. «Биджо, ты человек молодой и не понимаешь. Послушай меня. Были, конечно, и у нас тут стычки. Погромы были даже при Гамсахурдии, но это были пришлые люди, бандиты. Осетины и грузины косили под гамсахурдистов и били тех и других. Недавно даже хотели памятник поставить — жертвам агрессии. Я, правда, так и не понял даже, чьей к кому. То ли осетин против грузин, то ли наоборот. На хер все это, биджо. Чего нам воевать. С детства знаем друг друга. А мне на эту политику все равно и давно. В 2008 году мы стали территорией Южной Осетии — до этого были территорией Грузии. Но ничего не изменилось. Я не люблю русских, не люблю осетин, да и грузины тоже так себе народ. Грузины мучали осетин, осетины мучали грузин. Кто теперь разберется? Я сам такой старый, что уже лет двадцать почти как мертвый».

***

1 декабря 2006 года в селе Курта, расположенном в грузинском анклаве, прошла инаугурация президента Южной Осетии Дмитрия Санакоева — бывшего министра обороны Республики. В тот момент он был, пожалуй, самым ненавидимым осетином в мире. Санакоев, конечно, не стал полноценным президентом — его выбрали живущие на неподконтрольных осетинам территориях анклава грузины как альтернативу избранному в то же время на остальной югоосетинской территории Эдуарду Кокойты. За пределы анклава, который контролировали грузины, Санакоев не выезжал, хотя формально его резиденция располагалась в Цхинвале, так как село Курта переходит в одну из цхинвальских улиц и как таковой границы между двумя населенными пунктами нет. «Тбилиси тогда активно искал своего кандидата, и Санакоев попался. Никто не понимал: как же так, министр обороны и согласился стать предателем, — рассказывает Алан Джуссоев, чиновник из администрации президента Бибилова. — По слухам, он сильно проигрался в карты. По замыслу Саакашвили, его бенефисом должны были стать события 2008 года, в которых Санакоев, как ставленник Грузии, был бы главным действующим лицом интеграции Южной Осетии, захваченной грузинскими войсками».

Здание санакоевской администрации по-прежнему стоит в селе Курта. Целых окон в нем нет, фасад разбит, внутри — коровий навоз. С этой точки открывается вид на весь бывший грузинский анклав. Двухметровый осетин Автандил, ветеран югоосетинских войск, неловко переминается с ноги на ногу: ему не очень удобно ходить из-за четырех ранений, полученных еще в 90-е годы. Автандил вспоминает последний бой в своей жизни, который случился 10 августа 2008 года — за район ТЭКа. Район отрезан от Цхинвала мостом, этот мост от грузинских танков защищало подразделение Автандила. В одном из подвалов в ТЭКе у него пряталась вся семья. «Когда подошли танки, я подумал о том, что если они пройдут, то моего сына убьют. Я подумал, что не смогу это пережить. Я подумал, что проще мне умереть раньше. И тогда я пошел на танки». Когда он приблизился к ним, танки развернулись и поехали обратно. Автандил подумал, что он умер и все вокруг — иллюзия. Но танки развернулись, потому что в город вошли русские части.

«А теперь, — говорит он, рассматривая здание санакоевской администрации, — я чувствую, что меня предали. Не какие-то враги, а свои. Те, за кого я воевал. А ведь если бы не война, если бы не мы, ничего бы этого не было. Мы должны быть благодарны войне за то, что появилось наше государство. Злость и любовь нас сплотила тогда. Сейчас мне платят пенсию — в семь раз меньше, чем должны. Потому что если будут платить мне сколько должны, то придется платить еще сотне таких, как я. Я обил все пороги, и президент Бибилов в курсе моей ситуации. Но вот уже больше года я не могу решить свою проблему. Я никому не нужен — для них было бы лучше, чтобы я вообще был мертв», — говорит Автандил и задумчиво умолкает.

***

Вечером я прошу таксиста отвезти меня в село Земо Никози. В 2008 году за село шли бои — теперь здесь только обугленные, никому не нужные дома. Узнав, что я собираюсь пройтись по местному грузинскому кладбищу, таксист крутит пальцем у виска: «Там могут быть мины. Осетины ставили мины на кладбищах, на случай если грузины захотят кого-то навестить».

Я иду по кладбищу, прохожу в самую глубь. Последние могилы датированы 2008 годом. Все они сильно заросшие. Виноград обвивает могильные плиты и заборы. Лет через десять все зарастет окончательно. Впрочем однажды на этих костях и минах (если они действительно есть) кто-то обязательно возведет новые дома. Вне зависимости от того, на чьей они будут территории и какими политическим целями это будет обосновано. На костях рано или поздно обязательно появляются новые государства.

Грузия. Южная Осетия > Армия, полиция > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698840


Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 7 августа 2018 > № 2696026

Осторожно: Саакашвили

Десять лет кровавой трагедии и угроза возвращения Саакашвили

Суровое цифросочетание «ноль восемь, ноль восемь, ноль восемь» достигает своего десятилетия. В этих звуках и цифрах особо безжалостно доносится абсурдность современного политического бытия. Военные сражения между двумя народами, разделяющими узы просветленной любви и доброй памяти. Для осознания этого феномена поинтересуйтесь количеством грузинских ресторанов в Москве, а потом спросите вернувшихся из Грузии российских туристов, как встречали их там.

Эта война остаётся воспалённой раной для тех, кто знает и помнит с обеих сторон. Более того, многие вопросы о войне не нашли ответов до сих пор. Есть прекрасная база для согласия и примирения — принятие обеими сторонами отчета Тальявини — комиссии ЕС по расследованию военных действий. Наилучшим сценарием была бы попытка открыть новую страницу. Однако это верное стратегическое направление не отменяет необходимости понять и дать правильную оценку случившемуся.

Первый этап кровавых событий в Грузии, когда перестройка перешла в перестрелку, можно смело назвать гражданской войной. Запутанность кавказских переплетений не позволяет давать здесь никаких однозначных оценок. Заметим только, что все было намного сложнее, нежели конфликт грузин с абхазами и осетинами.

Россия тогда поддерживала в основном территориальную целостность Грузии, хотя некоторые военные части увлекались небескорыстной поддержкой абхазцев и исламских боевиков при одобрении министра обороны Руцкого. В сентябре 1993 года Россия потеряла контроль на происходившим в Абхазии по причине собственного сползания почти к гражданской войне. Если смотреть из Москвы на падение Сухуми и изгнание грузин из Абхазии, то уместно отметить, что около половины беженцев предпочли Россию всем остальным точкам на планете. Поражение грузин могло не слишком занимать политиков в ту горячую пору, но победа абхазцев и помогавшим им кавказцам оказалась куда больше, чем просто их победой. Против грузин воевали также банды Басаева с ним лично во главе. Кто знает, но, возможно, не было бы ни первой и ни второй чеченской войны, сумей грузины одержать победу и уничтожить эти террористические группировки.

В продолжение этого наступили неразгадываемые запутанности Шеварднадзе. Казалось, дела должны были пойти лучше с приходом к власти (с кремлевским благословением) Михаила Саакашвили. Первые месяцы его правления вселили серьезный оптимизм. А далее начинается его постепенный разворот, вплоть до войны. Мы не знаем до конца, что побудило его перестроить свою политику так, что грузинские интересы полностью отступили перед его безудержным стремлением противостоять России.

Его поворот в сторону Вашингтона можно вполне объяснить немалой экономической выгодой для Грузии. Жизнь преобразилась там в лучшую сторону благодаря борьбе с коррупцией и американским инвестициям. Отсюда принятая версия о том, что Саакашвили пытался так выслужиться перед администрацией Буша. Однако нет никаких оснований считать, что Вашингтон требовал тогда от него такой степени враждебности. Саакашвили постоянно «перевыполнял план» настолько, что американцам приходилось его сдерживать.

Авторитет и безопасность России зависят немало от умения выстраивать отношения со своими ближайшими соседями. Важно учиться на ошибках прошлого, а для этого необходимо располагать точной фактурой.

Рывок Саакашвили в сторону Запада сопровождался ядовитыми словесными выпадами в адрес президента России. Нельзя исключать, что в поведенческой и политической стратегии Саакашвили иррациональное главенствовало над разумным и сознательным. Это не диагноз врача, а наша гипотеза, но она представляется наиболее реалистичной среди прочих.

Особо остро стоит по сей день вопрос, что сподвигло его открыть огонь по Цхинвали, а затем по российским миротворцам? Широко распространённым мифом является выдумка об американском планировании операции с целью проверить военную и политическую реакцию России. Другой распространённой теорией такого же разряда брехливости является выдумка о российской военной агрессии: дескать, 58-я армия вторглась загодя на территорию Южной Осетии, а Цхинвали разбомбила российская артиллерия.

Приближенные Саакашвили (и это следует из его действий) рассказывают, что в те дни он был убеждён, что «русские не вмешаются, а американцы помогут». Вопрос в том, кто довёл грузинского президента до такой мыслительной кондиции, что он мог думать всерьёз, что Россия не отреагирует на гибель нескольких десятков своих солдат. Сегодня мы знаем, что посетившая Тбилиси за несколько недель до начала военных действий госсекретарь США Кондолиза Райс предупреждала Саакашвили, чтобы он не предпринимал никаких резких шагов. Ей тогда и в голову не приходило, что её младший партнёр решит нанести прямой удар по российским частям. Важно также добавить, что бывший заместитель директора ЦРУ Майкл Морелл признался недавно, что в Грузии его ведомство провалилось тогда. Они не только не контролировали ситуацию, но и не располагали должной информацией о происходящем.

Похоже, что единственным разумным объяснением поведения бывшего президента Саакашвили может быть порабощённость ураганом страстей, среди коих немалую роль играла «личная неприязнь» к президенту Путину. Возможно, эта неприязнь подкреплялась тем фактом, что Михаил Саакашвили давал присягу КГБ СССР, отправившись служить пограничником. Это имело некоторое продолжение. А отсюда не исключён комплекс некогда завербованного, стремящегося отомстить тем, на кого когда-то работал. И показать себе и другим, что он не такой, а совсем наоборот.

Иррациональное и подрассудочное состояние не умаляло яркости Саакашвили и умения воздействовать на людей.

Обратите внимание, что всем прогнозам вопреки, он не сдулся после позорища на Украине. Клянётся вернуться в Грузию этой осенью. Пока что удивил всех аргументированной и безоговорочной поддержкой встречи Владимира Путина с Дональдом Трампом в Хельсинки. Сразу вслед за историческим саммитом Саакашвили отстаивал его важность для мира в самый первый вечер после события, по телеканалу Fox News.

Это может стать важным событием. Нынешняя власть в Грузии демонстрирует признаки усталости, что укрепляет позиции оппозиции в лице Нино Бурджанадзе с одной стороны и обломков «национального движения» — с другой. Появление Саакашвили на грузинской политической арене станет мировой новостью. Надо полагать, что он будет там взят немедленно под стражу. Выйдут ли десятки тысяч на площадь Свободы в Тбилиси?

Однако обсуждение возможного цветастого медийного сценария отрывает нас от попытки ответить на вопрос, как произошла трагическая размолвка между близкими и дружественными людьми единой веры, увенчавшаяся кровавым столкновением? Мы можем приводить тысячи ошибок и просчетов с обеих сторон. Однако решающую роль сыграл тут Михаил Саакашвили — крупная личность в истории. Одержимый личными амбициями и жгучими страстями, ради которых он принёс в жертву Грузию. Урок простой: таких людей надо выявлять и опасаться.

Авигдор Эскин

Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 7 августа 2018 > № 2696026


Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 7 августа 2018 > № 2696114

Грузия и Россия: конфликт залили вином

Почему Грузия нарастила экспорт в Россию до рекордного уровня

Президент Грузии считает Россию ответственной за войну десятилетней давности и обвиняет ее в оккупации своих территорий. Дипломатические отношения между странами так и не восстановлены. К сожалению, это сильно мешает двусторонней торговле. Тем не менее, Россия сегодня является основным рынком сбыта для грузинских товаров, прежде всего вина. За десять лет экспорт из Грузии в РФ вырос в 13 с лишним раз.

«Мы не должны бояться называть вещи своими именами. То, что делала и делает Россия против суверенного государства — это война между Россией и Грузией, это агрессия, оккупация и попрание всех международных норм», — заявил грузинский президент Георгий Маргвелашвили, выступая на круглом столе «Прочный мир и безопасность — российско-грузинская война 2008 года, 10 лет спустя».

У российской стороны другое понимание причин вооруженного конфликта, который начался 8 августа 2008 года.

Премьер-министр Дмитрий Медведев, который был тогда президентом России, заявил в интервью «Коммерсанту», что главный виновник войны – это Михаил Саакашвили, возглавлявший Грузию.

«Мои оценки остаются прежними: если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было», — заявил Медведев.

Отношения между Россией и Грузией так и не восстановлены в полном объеме. Дипломатические представительства закрыты, посредником выступает Швейцария. «Дипломатические отношения могут быть восстановлены, не мы их разрушали», — полагает Медведев.

Россия не будет возражать против восстановления отношений с грузинской стороной, если Грузия будет готова к этому. При этом Медведев обратил внимание на активизацию торгово-экономического сотрудничества и туристического общения между странами.

Стоит отметить, что, несмотря на агрессивную риторику и разорванные контакты, взаимная торговля растет очень высокими темпами и находится на рекордном уровне.

Согласно данным Национальной службы статистики Грузии, в 2007 году экспорт в Россию составил $45,3 млн. По этому показателю РФ занимала только четвертое место среди бывших советских республик, уступая Азербайджану (первое место с $137,5 млн), Армении и Украине. В 2008 году грузинский экспорт в Россию рухнул до $29,8 млн, а в 2009-м достиг минимума за десять лет в $21,2 млн.

Но затем торговля начала быстро расти, особенно после снятия торговых и транспортных ограничений. Происходило это поэтапно. Сначала в мае 2013 года стороны договорились о восстановлении торговых отношений, и были возобновлены поставки грузинских вин и минеральной воды в Россию.

В июле 2014 года Россельхознадзор разрешил ввоз в Россию репчатого лука, свеклы, моркови, сладкого перца, дынь и арбузов из Грузии. Также в 2014 году между странами было восстановлено регулярное авиасообщение.

В прошлом году объем экспорта Грузии в РФ достиг $396,7 млн. Россия стала главным рынком сбыта для грузинских товаров. На ее долю пришлось 14,5% всего объема экспорта, который составил $2,735 млрд.

Велика доля России и в импорте. В 2017 году на нее пришлось около 10% всего импорта – $796,7 млн из $7,9 млрд. Место главного поставщика товаров в Грузию у Турции - $940,4 млн, третья строчка у Китая с $733 млн. Таким образом, с минимума 2009 года ($290,8 млн) импорт из России вырос в 3,6 раза. По сравнению с 2007 годом рост составил 28%, с 2008-м – чуть менее чем в полтора раза.

Основными продуктами, которые Грузия поставляла в Россию, стали ферросплавы, вино, минеральная вода и крепкий алкоголь. Россия продавала в Грузию нефть и нефтепродукты, каменный уголь, пшеницу и продукты питания, а также средства связи.

В этом году стоит ждать очередного рекорда во взаимной торговле. Вырос и экспорт, и импорт. По грузинским данным, из России было поставлено товаров на $445,7 млн, экспорт в Россию составил $204,4 млн.

У Росстата другие данные (отличия из-за методик подсчета) – по ним российские поставки еще выше ($515,1 млн), а импорт грузинских товаров ниже ($185,6 млн). Это, соответственно, в 1,7 раза и на 5,3% больше показателей за аналогичный период прошлого года.

За семь месяцев Грузия экспортировала 45,4 миллиона бутылок вина в 50 стран мира на сумму $107,8 млн, сообщает агентство Sputnik со ссылкой на Национальное агентство вина. Больше половины этого объема ушло в Россию.

Пятерка стран-импортеров грузинского вина по итогам января-июля этого года выглядит так: Россия на первом месте с 28,6 млн бутылок, далее с огромным отрывом идут Украина (5 млн бутылок), Китай (3,5 млн), Казахстан (почти 2 млн) и Польша (1,9 млн).

«Потребление грузинского вина постоянно растет, начиная с 2013 года. Доля грузинского вина в импортном вине, поступающем в Россию, составляет 15% и порядка 6% — всего рынка вина в России. Эти объемы через пару лет могут достичь объемов 2005 года, считающегося пиковым по поставкам вина из Грузии», — говорит эксперт алкогольного рынка директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРА) Вадим Дробиз.

Ситуация с коньяком сложнее. Грузинский коньяк менее популярен сейчас в России, лидирует армянский. Но тем не менее потребление грузинского коньяка растет, сейчас он занимает долю порядка 5% среди всех потребляемых в России коньяков, отмечает он.

Эксперт считает, что грузинское вино сейчас стало более качественным и, к сожалению, более дорогим. Но у грузинского вина есть одно преимущество, которого нет у вин Старого и Нового света.

«Все-таки Европа привыкла производить и пить в основном сухие вина. Сладкие и полусладкие там тоже производят, но в небольших количествах. А грузинские вина поддерживают традиции качественных полусладких вин – «Хванчкара», «Киндзмараули», «Ахашени» и других. Эти вина традиционно пользуются спросом у российского потребителя, который помнит их вкус еще со времен СССР», — объясняет он любовь россиян к продукции грузинских виноделов.

Во многом на рост торговых отношений влияет эффект низкой базы, считает программный директор Валдайского клуба Ярослав Лисоволик. Продолжительное время товарооборот между странами находился на низком уровне, теперь же на этом фоне легко показывать его восстановление.

«В целом то, что импорт из Грузии к нам вырос, связано с тем, что экономический рост в регионе восстановился, вырос платежеспособный спрос. Однако в дальнейшем наращивать товарооборот двум странам будет сложнее, потому что исчезнет эффект низкой базы, потребуются дополнительные меры для его стимулирования», — подчеркивает он.

Стимулировать экономические отношения могла бы полная нормализация отношений между странами. Но, судя по комментариям официальных лиц, пока до этого далеко.

Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 7 августа 2018 > № 2696114


Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 7 августа 2018 > № 2698935

Конфликт в Грузии: 10 лет глубокой заморозки

Президент Грузии назвал виновных в конфликте 2008 года‍

В эти дни исполняется 10 лет со времени «5-дневной войны» с Грузией. Она началась с того, что в ночь на 8 августа, Грузия начала обстрел «Градами» фактически отделившейся к тому времени Южной Осетии. Россия в целях защиты жителей региона, многие из которых имели российское гражданство, ввела войска в республику и через пять дней вытеснили грузинских военных из Южной Осетии. Что изменилось с тех пор?

В ходе боев с грузинской армией погибли более тысячи человек, включая 72 российских военнослужащих. Спустя 20 дней после начала войны Москва признала суверенитет не только Южной Осетии, но и также провозгласившей свою независимость Абхазии. Это решение стало причиной разрыва дипотношений с Грузией.

Российские власти не раз заявляли, что признание независимости двух бывших автономий Грузии отражает уже новые реалии и пересмотру не подлежит.

Хотя дипломатические отношения с Грузией до сих пор не восстановлены, после ухода Михаила Саакашвили с поста президента (это он фактически начал войну), возникла некая «разрядка». Российские граждане имеют право на безвизовый въезд в Грузию, на что, правда, российский МИД, обычно в таких случаях следующий принципу взаимности, «взаимностью» в отношении граждан Грузии не ответил и пока не собирается.

После серии мелких торговых войн, когда российские санитарные власти объявляли «вредными» то воду «Боржоми», то грузинские вина, все эти товары вернулись на прилавки российских магазинов. Более того, в прошлом году, взаимный товарооборот между нашими странами превысил $1 млрд, увеличившись на четверть по сравнению с предыдущим годом. В этом году рост продолжается такими же темпами. Грузию посетили в 2017 году более 1,3 млн россиян.

Дмитрий Медведев говорит, что Россия готова к восстановлению дипломатических отношений с Грузией, а также налаживанию конструктивного диалога с новыми властями республики, «если грузинские коллеги будут готовы к этому». Грузинские коллеги отвечают примерно такими же расплывчатыми формулами.

Вспоминая сейчас те дни, премьер, который тогда был президентом и отдавал приказ о начале боевых действий с нашей стороны, утверждает, что у Москвы не было цели ни «казнить Саакашвили», ни вводить танки в Тбилиси, а задачей было выбить грузинские войска из столицы Южной Осетии Цхинвала и навести порядок. При этом он добавил, что сдержанность со стороны Москвы дала возможность «успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами».

Да, мы с Западом тогда не поссорились даже близко к тому, что произошло в 2014 году из-за Украины.

Хотя в те дни ситуация воспринималась несколько по-другому. И российские танки действительно остановились в дистанции одного марш-броска от Тбилиси. К тому времени реакция ЕС и Запада в целом была довольно бурной, но главную посредническую миссию взял на себя французский президент Николя Саркози. И ситуацию довольно быстро удалось «загасить». Затем в результате работы комиссии Хайди Тальявини было констатировано, что первой нанесла военный удар именно Грузия.

Фактически никаких серьезных санкций в отношении России не последовало. Можно долго в этой связи рассуждать на тему, последовали бы они, если бы на посту президента России тогда находился не Медведев, который был для того же Запада «на новенького» и с ним связывали определенные надежды на «перезагрузку» не только с Америкой, а Путин, который уже произнес годом ранее свою «Мюнхенскую речь».

Однако история не любит сослагательного наклонения. Кстати, премьер Владимир Путин, разумеется, принимал участие в выработке решения о начале военных действий, но всегда при этом политкорректно подчеркивал роль Медведева как Верховного главнокомандующего.

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили заявил, что считает российскую сторону виновной в грузино-югоосетинском конфликте 2008 года. Он также выразил уверенность в восстановлении «территориальной целостности» Грузии, подчеркнув, что в Тбилиси планируют достичь ее мирным путем.

Многие считают, что резкие действия России в ответ на грузинские провокации (а отношения двух стран с приходом Саакашвили к власти явно шли к военному конфликту) во многом были продиктованы намерениями Грузии вступить в НАТО.

С этим предположением нельзя не согласиться: перспективы принятия Грузии и Украины в блок, о чем открыто говорилось в апреле 2008 года на саммите НАТО в Бухаресте, воспринимались в Москве крайне болезненно. И 5-дневная война все же отсрочила, как минимум, такой шаг. Однако пока рано говорить, что тот конфликт отложил принятие навсегда: сегодня те же предложения со стороны Запада звучат вновь. И уже президент Путин вынужден предупреждать о возможных катастрофических последствиях данного решения. Вступление в НАТО Украины, а также «за компанию» Грузии по-прежнему воспринимается в Москве как экзистенциальная угроза, а потому наверняка встретит соответствующее противодействие, включая военное.

Вопрос в том, сколь долго «замороженные конфликты» (как в Донбассе) и непризнанные государства (независимость Абхазии и Южной Осетии из числа стран-членов ООН признают лишь Россия, Никарагуа и Венесуэла, а также два карликовых островных государства Науру и Вануату) смогут служить надежным буфером от расширения НАТО на бывшее советское пространство.

При этом само по себе разрешение проблемы бывших грузинских автономий в долгосрочном плане пока не просматривается. Москва исходит из того, что это навсегда, однако полноценное независимое существование в современном мире государств возможно лишь после их признания другими государствами, что закрепляется формально их принятием в состав ООН. Это пока невозможно сделать.

Более того, само существование Абхазии и Южной Осетии и функционирование их экономик возможно лишь при массированной помощи со стороны России.

Своей валюты у них нет, пользуются российским рублем. Бюджет более крупной и населенной Абхазии зависит от российской помощи более чем наполовину, маленькой Южной Осетии – почти на 100%. Абхазии за эти годы было выделено, по некоторым оценкам, примерно миллиард долларов. Эти деньги тратились с нарушениями, однако до громких скандалов старались не доводить. При этом в Абхазии все же традиционно сложилась довольно демократическая (по постсоветским меркам) демократическая система управления, предусматривающая в том числе периодическую ротацию власти.

Южная Осетия в этом плане оказалась менее «состоявшейся». Она хотя и меньше по размерам и населению, получила помощи, судя по всему, еще больше Абхазии – примерно в 1,5-2 раза. Порядок расходования средств, выделяемых непризнанным республикам, в последнее время стараются контролировать более жестко, тем более что объемы самой помощи в стесненных финансовых условиях придется сокращать. Пока планируется в 2018-2020 годах Абхазии выделить еще 11,5 млрд рублей, а Южной Осетии — 16,8 млрд рублей.

Спустя 10 лет после российско-грузинского конфликта отношения двух стран, несмотря на уход Саакашвили, пока пребывают в тупике.

Грузия не собирается признавать независимость своих бывших автономий и, соответственно, идти на дальнейшее сближение с Россией, кроме экономических связей. Россия пока не собирается отказываться от поддержки независимости Абхазии и Южной Осетии, хотя, теоретически, можно допустить такое развитие ситуации, когда она «закроет глаза» на то, что эти республики сами договорятся о возращении обратно в обмен на некую «большую сделку», скажем, на вечно нейтральный статус Грузии, гарантированный НАТО.

Практически представить себе такое развития ситуации сегодня невозможно. В Тбилиси понимают свою роль в «большой игре» Запада с Россией и отказываться от нее не собираются. В долгосрочном плане отказа от «евроинтеграции» не предвидится. Дальнейшее развитие отношений Москвы и Тбилиси, а также судьба Абхазии и Южной Осетии – не более, чем производные от отношений России с Западом. А они в обозримом будущем будут находиться в зависимости от ситуации на Украине и от российско-американских отношений, которые продолжают деградировать.

Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 7 августа 2018 > № 2698935


Киргизия. Грузия. Индонезия. ОДКБ. РФ > Армия, полиция > kyrtag.kg, 7 августа 2018 > № 2702975

В Чолпон-Ате под эгидой Международной организации гражданской обороны (МОГО) проводились международные сборы по «Водолазному делу». Об этом сообщает пресс-служба Российской авиабазы ОДКБ «Кант».

В сборах приняли участие представители 7 стран – участниц МОГО, а именно представители Кыргызстана, России, Грузии, Казахстана, Узбекистана, Монголии и Индонезии. Основной целью сборов являлось обучение, подготовка и повышение квалификации специалистов по «водолазному делу», а также обмен опыта и установление постоянного контакта между специалистами стран-участниц.

Военнослужащие 954-й испытательной базы противолодочного вооружения ВМФ России обеспечивали проведение сборов. От российской базы были направлены 2 специально оборудованных водолазных катера со специалистами-водолазами.

Водолазам было продемонстрировано водолазное снаряжение УВС-50М и новейшие образцы водолазного снаряжения СВУ-5(1) и СВУ-5(2) и легкого водолазного снаряжения АВМ-12К, проведено обеспечение спусков на глубину 10 метров в водолазном снаряжении УВС-50М, а также проведены тренировочные спуски в барокамере до 40 метров.

Напомним, что 954 испытательная база военно-морского флота России базируется в городе Каракол, на озере Иссык-Куль. Основной задачей военно-морской базы является регулярное проведение испытаний водолазного снаряжения и различных подводных аппаратов.

Киргизия. Грузия. Индонезия. ОДКБ. РФ > Армия, полиция > kyrtag.kg, 7 августа 2018 > № 2702975


Финляндия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 7 августа 2018 > № 2699107

Министерство иностранных дел Финляндии сделало официальное заявление в связи с годовщиной конфликта в Грузии. В нем Финляндия подтверждает свою поддержку суверенитету и территориальной целостности Грузии.

– Финляндия поддерживает суверенитет и территориальную целостность Грузии. В соответствии с международным правом сепаратистские регионы Абхазия и Южная Осетия входят в состав Грузии. Международные отношения должны опираться на сотрудничество, основывающееся на правилах, а также на цели и принципы Устава ООН. Важно разрешать конфликт в Грузии мирными средствами, — отмечает министр иностранных дел Финляндии Тимо Сойни (Синие).

Финское внешнеполитическое ведомство напоминает, что конфликт не закончен, и подчеркивает важность уважения Соглашения о перемирии, заключенного в августе 2008 года.

Вооруженные войска Российской Федерации должны быть выведены из Абхазии и Южной Осетии в соответствии с международными договоренностями, говорится в заявлении МИД Финляндии.

Также отмечается, что конфликт должен быть урегулирован в рамках Женевских международных дискуссий, а также полевой миссии наблюдателей Европейского Союза, в состав которой Финляндия с самого начала ее работы направляет своих наблюдателей.

Своим заявлением МИД Финляндии выражает свою приверженность совместному заявлению Европейского Союза, сделанному 7 августа Верховным представителем Федерикой Могерини.

Финляндия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 7 августа 2018 > № 2699107


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699468

Медведев: Россия и НАТО могут столкнуться в «страшном конфликте», если Грузия присоединится к альянсу

Дэвид Бреннан (David Brennan), Newsweek, США

Премьер-министр России Дмитрий Медведев предупредил, что планы Грузии по вступлению в НАТО могут привести к полномасштабному конфликту между Россией и Западом. Медведев сделал жесткое предупреждение в интервью радиостанции «Коммерсантъ FM», сообщает ТАСС.

Премьер-министр заявил, что вступление Грузии в НАТО, о чем была достигнута договоренность на саммите альянса в 2008 году, может спровоцировать «страшный конфликт» с катастрофическими результатами. Грузия, небольшая страна, расположенная на Кавказе, в 2008 году вступила в короткую, но дорогостоящую для себя войну с Россией из-за сепаратистских Южной Осетии и Абхазии, которых поддерживал Кремль.

Медведев сказал, что эта война не была «неизбежной». Для грузин, однако, конфликт был доказательством того, что без поддержки такого мощного многонационального альянса, как НАТО, стране всегда будет угрожать Россия.

Президент Владимир Путин рассматривает любую попытку расширения НАТО как стратегическую угрозу для России, не в последнюю очередь, когда те, кто присоединяется к блоку, граничат с Россией. На саммите НАТО в 2008 году в Бухаресте страны Североатлантического альянса договорились, что Грузия и Украина станут членами НАТО в какой-то момент в будущем, хотя точные сроки не были установлены. Кремль посчитал это попыткой окружить Россию врагами.

На саммите этого года в Брюсселе генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подтвердил намерение НАТО принять Грузию в качестве полноправного члена. Тысячи грузинских и натовских солдат начали двухнедельные военные учения «Ноубл партнер — 2018» («Благородный партнер») в Грузии.

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили на окрытии учений выступил с речью, в которой высказался против поддержки Россией сепаратистских регионов, заявив военнослужащим: «Сегодня вы находитесь на территории страны, 20 процентов которой абсолютно незаконно оккупировано соседней Россией».

Учения подверглись резкой критике со стороны российских официальных лиц, а пресс-секретарь МИД России Мария Захарова заявила, что они являются попыткой «проецировать силовое давление, в первую очередь на Южную Осетию, Абхазию и Россию». Она добавила: «Стабильность и безопасность — это конструктивный диалог, а не вертолеты и танки».

Аннексия Россией Крыма в 2014 году и ее поддержка сепаратистов на востоке Украины нанесли ущерб отношениям между Москвой и Западом. Поддержка Путиным сирийского президента Башара Асада против поддерживаемых Западом повстанцев и вмешательство России в выборы в Европе и США стали еще одним ударом по отношениям.

В прошлом месяце министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что страна развернула тысячи новых войск и транспортных средств на своих западных границах для защиты от угрозы НАТО. «Укрепление России как независимого международного игрока не дает покоя нашим коллегам по НАТО, — сказал Шойгу в ходе заседания Минобороны. — Страны НАТО пытаются воспрепятствовать появлению в лице России геополитического конкурента, имеющего союзников».

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699468


Грузия. Украина. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699470

«Пятидневная война» в Грузии: репетиция аннексии Крыма и войны в Донбассе

Борис Соколов, День, Украина

Десятилетие, прошедшее со времени российско-грузинской войны, начавшейся 8 августа 2008 года и гордо окрещенной в российской историографии «Пятидневной войной», по аналогии с «Шестидневной войной» Израиля против арабов в 1967 году, не дало нам каких-либо сенсационных открытий, связанных с этой войной. Все события были более или менее прояснены в считанные месяцы после конфликта. Сходство же между «Шестидневной» и «Пятидневной» войнами было только в том, что в обоих случаях наносился превентивный удар.

Израиль нанес превентивный удар по армиям Египта, Иордании и Сирии, разбил их и захватил значительные территории, включая Восточный Иерусалим. Михаил Саакашвили тоже нанес превентивный удар и на короткое время захватил Цхинвал, пытаясь таким образом предотвратить захват всей Южной Осетии российскими войсками, уже вошедшими к тому времени в большом количестве на территорию автономии. А далее, по всей вероятности, предполагался бросок на Тбилиси то ли из Южной Осетии с вероятной высадкой воздушного десанта и заменой Саакашвили на какого-то пророссийского правителя.

Президент Грузии понимал, что он находится в отчаянном положении, и решился на откровенную авантюру с захватом Цхинвала. То ли он рассчитывал, что США не допустят российского вмешательства в конфликт. То ли, наоборот, понимая, что полноценное российское вмешательство неизбежно, но, начиная войну в тот момент, когда российские войска ее еще не ожидали, Саакашвили надеялся продержаться достаточно долго, чтобы международное сообщество успело вмешаться и заставить российские войска отступить на те позиции, которые они занимали до 7 августа.

Но в любом случае, несмотря на относительно благополучный для Саакашвили исход (он остался у власти, хотя и лишился контролируемых Грузией территорий в Южной Осетии и Кодорского ущелья в Абхазии), тогдашний грузинский лидер значительно переоценивал боеспособность грузинской армии. Действительно, в отличие от российских, Вооруженные силы Грузии были профессиональными, т. е. состояли из добровольцев-контрактников, в подготовке которых принимали участие американские военные советники. Однако по уровню тактической подготовки и оперативных принципов грузинская армия представляла собой гремучую смесь старых советских штампов и современных западных доктрин ведения бесконтактных боевых действий. Но для применения последних у Грузии просто не было соответствующего оборудования и боевой техники. В частности, российская армия полностью превосходила грузинскую по средствам радиоэлектронной борьбы, имела абсолютное господство в воздухе и подавляющее превосходство в бронетехнике.

При этом, однако, грузинская армия не имела опыта учений более чем батальонного масштаба и практически не отрабатывала оборонительных действий, готовясь только наступать, чтобы освободить Абхазию и Южную Осетию. Действовать на уровне выше батальонной тактической группы грузинская армия просто не умела и не училась. Поэтому действия на полковом или бригадном уровне отличались плохой координацией и взаимодействием, особенно в условиях наступления превосходящих сил противника.

А поскольку Грузия присоединилась к международной конвенции о запрете противопехотных мин, страна уничтожила весь запас таких мин и больше не производила и не закупала их. В результате не могли быть созданы минные заграждения на путях вероятного наступления российских войск и их союзников-сепаратистов. Поэтому крайне неудачные боевые действия грузинской армии против российских войск были вполне предсказуемыми. Более высокая индивидуальная подготовка грузинских солдат и офицеров по сравнению с российскими сказалась только на операциях грузинского спецназа, который действовал небольшими группами в несколько десятков человек и действовал довольно успешно: затормозил вход в Южную Осетию российских колонн и тяжело ранил командующего 58-й общевойсковой армией генерал-лейтенанта Анатолия Хрулева (сейчас он генерал-полковник и начальник Генерального штаба вооруженных сил Абхазии). Но на этом грузинские успехи закончились.

В ходе боевых действий, продолжавшихся 8-12 августа, грузинские войска были разбиты и оставили не только территорию Южной Осетии и Кодорское ущелье в Абхазии, но и прилегающие к Южной Осетии и Абхазии грузинские территории. Российские войска заняли Гори и Зугдиди и дошли до Поти. Марш на Тбилиси от Гори российских танков был остановлен предупреждением президента США Джорджа Буша-младшего, заявившего, что в этом случае в дело могут вмешаться американские войска.

16 августа было подписано соглашение президентов России и Франции Дмитрия Медведева и Николя Саркози, окончательно завершившее боевые действия (формально перемирие было объявлено еще 12 августа, но после этого, пользуясь бегством грузинских войск, российские войска и сепаратисты заняли Гори и Поти). Под ним поставили свои подписи президент Грузии Михаил Саакашвили и президенты Абхазии и Южной Осетии Сергей Багапш и Эдуард Кокойты. Российские войска, вопреки соглашению, так и не вернулись в места довоенной дислокации, а 26 августа Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии.

Никто из западных партнеров даже не пытался заставить Медведева и Путина, который был реальным архитектором войны, выполнить соглашение и вывести войска из Южной Осетии и Абхазии. А созданная Европейским союзом «Международная комиссия по расследованию обстоятельств войны на Южном Кавказе в августе 2008 года» во главе с экс-представителем ООН в Грузии Хайди Тальявини признала агрессором Грузию, напавшую на Цхинвал, полностью проигнорировав предшествовавший этому ввод значительных российских сил и бронетехники на территорию Южной Осетии. Также практически мимо внимания мировой общественности прошли масштабные этнические чистки, проведенные в Южной Осетии местными ополченцами при содействии Росси. В результате из автономии было изгнано практически все грузинское население. Подобное попустительство российской агрессии со стороны Запада привело к тому, что в 2014 году Путин решился на аннексию Крыма и на войну в Донбассе.

Был ли у Саакашвили более рациональный способ ведения войны с Россией? Теоретически был, но к нему надо было готовиться загодя, оборудовав, в частности, оборонительные позиции. Ничего этого не было сделано, никакой «линии Саакашвили» не было построено, поэтому поражение грузинской армии было предопределено даже при использовании ею чисто оборонительной тактики, без попыток взять Цхинвал.

Раз столкновение с крупными контингентами российских войск было неизбежно, необходимо было заранее разработать пути и способы отступления грузинских войск, наметить рубежи, на которых арьергарды могли бы задержать продвижение российских войск. Также следовало заранее эвакуировать вооружение, боевую технику и боеприпасы с тех баз, которые пришлось бы оставить в случае неизбежного российского наступления. В частности, надо было заблаговременно эвакуировать военную базу в Сенаки, где российские войска захватили основные трофеи. А немногочисленный грузинский флот, который не имел шансов противостоять российскому Черноморскому флоту и был в ходе конфликта почти полностью уничтожен, необходимо было еще до начала широкомасштабных боевых действий перебазировать из Поти либо в Батуми, либо вообще сразу в турецкие порты. Ничего этого не было сделано.

У российской армии тоже были определенные недостатки, связанные прежде всего с логистикой. На дорогах возникли многочисленные пробки. Войска опаздывали с выдвижением в заданные районы. Однако подавляющее преимущество в людях и технике не оставляло грузинам никакого шанса на успех даже при правильной подготовке и ведении боевых действий, хотя тогда разгром не был бы столь масштабным, и основная часть грузинской армии сохранила бы боеспособность.

Какова же была цена российско-грузинской войны? В ходе боевых действий со стороны Грузии погибли 170 военнослужащих Минобороны (к числу погибших мы относим и 9 пропавших без вести), 14 сотрудников МВД (включая 3 пропавших без вести) и 224 мирных жителя. Еще 15 мирных жителей пропали без вести. 947 военнослужащих Минобороны, 227 сотрудников МВД и 547 мирных граждан было ранено. 49 грузинских военнослужащих оказались в плену и вернулись из плена живыми, в том числе из состава Минобороны — 39 человек и из состава МВД — 10 человек.

По российским официальным данным, погибло 67 российских военнослужащих и 283 были ранены. Грузинская сторона оценивала потери российских военнослужащих в 400 убитых, но эта оценка представляется существенно завышенной. 5 российских военнослужащих попали в плен и вернулись оттуда живыми. Потери марионеточной Южной Осетии составили 26 военнослужащих Минобороны убитыми и 69 ранеными, а также 6 военнослужащих МВД убитыми. 33 члена военизированных формирований, одного из которых, гражданина России, грузинская сторона сочла наемником, попали в плен.

Все они, вместе с 5 российскими военнопленными, были обменены на оказавшихся в плену 39 грузинских военнослужащих, 10 сотрудников МВД и 149 мирных жителей, удерживавшихся российской и югоосетинской сторонами. Однако из 365 погибших жителей Южной Осетии, числившихся в именном списке на 28 октября 2008 года, по нашей оценке, не менее 141 мужчины в возрасте от 18 до 50 лет предположительно относятся к ополчению и другим военизированным структурам. Не исключено, что это число выше, так как среди местных ополченцев и североосетинских добровольцев были и люди более пожилых возрастов. Число погибших гражданских лиц со стороны Южной Осетии таким образом можно оценить в 224 человека. Существует и более низкая оценка жертв среди мирного осетинского населения Южной Осетии Следственным комитетом России — 162 погибших. Потери Абхазии составили — 1 убитый и 2 раненых.

Если брать официальные российские данные о российских потерях, то соотношение потерь убитыми окажется 241 к 184, или 1,3:1 в пользу грузинской стороны — за счет больших потерь югоосетинского ополчения. По пленным же соотношение оказывается 1,3:1 в пользу российской и югоосетинской стороны. Всего в ходе «Пятидневной войны», по нашей оценке, погибло около 890 человек — в десятки раз меньше, чем во время войны на Донбассе, которую более жесткая реакция Запада на российскую агрессию против Грузии могла бы предотвратить.

Грузия. Украина. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699470


Грузия. Россия. США > Армия, полиция > snob.ru, 7 августа 2018 > № 2698841

Уроки Грузинской войны. Почему НАТО не спасет Россию от Китая

Из пятидневной войны в Грузии в 2008 году можно сделать несколько очень полезных выводов

Александр Храмчихин

Один из них состоит в том, что Российская армия бессмертна. В августе 2008 года она вновь подтвердила, какую ошибку совершают те, кто считает ее слабой. Россия отнюдь не задавила Грузию массой в ходе долгой (как минимум многомесячной) кровавой войны, чего, видимо, ожидали очень многие. Во время августовской войны, вопреки всем заявлениям грузинской и западной пропаганды, российская сухопутная группировка не имела никакого количественного и качественного превосходства над ВС Грузии, а превосходство России в воздухе было не настолько велико, чтобы определить исход войны. Тем не менее уже на третий день войны грузинская армия, по сути, просто распалась, прекратив всякое сопротивление. Что, кстати, подтвердило хорошо известный факт, о котором у нас сейчас считается немодным или даже неприличным говорить: при прочих равных условиях призывная армия всегда победит наемную («профессиональную») хотя бы за счет более высокой мотивации личного состава. Российская армия умрет только в одном случае — если ее все-таки сделают «профессиональной». Вот тогда она уже никогда никого не победит.

Другой урок, ничуть не менее важный, касается НАТО.

В России и практически на всем постсоветском пространстве НАТО принято воспринимать как мощный сплоченный военно-политический альянс, который готов:

а) силой навязывать другим странам свою политическую и экономическую систему;

б) бескомпромиссно защищать и отстаивать идеалы свободы и демократии от покушающихся на них разнообразных тиранов.

Здесь нужно выбрать один из вариантов. Хотя на самом деле под а) и б) подразумевается одно и то же, просто на это смотрят с разных точек зрения. В России доминирует вариант а), тем более что он активно навязывается официальным агитпропом. Вариант б) исповедует либеральное меньшинство. При этом в основе обоих вариантов лежит уверенность в том, что НАТО — мощная сплоченная сила.

Как известно, руководство Грузии проявляло исключительную активность в плане интеграции в НАТО, которое, в свою очередь, оказывало организационную, консультационную и материальную помощь грузинским ВС. В 2004–2008 годах трудно было найти за пределами альянса страну более лояльную НАТО, чем Грузия. На референдуме в январе 2008 года три четверти населения Грузии проголосовали за вступление в НАТО. И Брюссель вместе с Вашингтоном в ответ заявляли, что Грузия в НАТО обязательно будет, причем очень скоро. А потом случилась война.

На словах НАТО целиком и почти все входящие в него страны по отдельности полностью и однозначно поддержали Грузию. Какими должны были быть конкретные действия альянса, если бы он был, как считают у нас почти все, мощной и сплоченной военной силой?

1. Нанести удар по «русским агрессорам». Не по территории России, разумеется (это уже очевидное безумие), а по ее войскам на территории «жертвы агрессии», т. е. Грузии. Как мы помним, со стороны НАТО не было сделано ни малейшего движения в данном направлении.

2. Если воевать с Россией (пусть и за пределами ее территории) все же рискованно, то уж точно можно было организовать «воздушный мост» для поставки в Грузию вооружения и техники, которых в арсеналах НАТО пока еще достаточно. Как известно, на практике США лишь вернули в Грузию на своих военно-транспортных самолетах бригаду грузинских ВС, воевавшую в Ираке. Интересно, что это было сделано в тот день, когда война закончилась полным разгромом Грузии. Больше никакой помощи ей оказано не было.

3. Допустим, что организовать «воздушный мост» не успели (хотя такая отговорка на самом деле несостоятельна). Но уж точно ничто не мешало форсированно принять Грузию в НАТО вскоре после окончания войны (максимум в течение года). Кстати, в Грузии в первые послевоенные месяцы ни у кого (ни у политиков, ни у экспертов, ни у практически всего населения) не было ни малейших сомнений, что именно так и произойдет. Потому что там истово верили в вариант б), что НАТО — мощная сплоченная военная сила, готовая бескомпромиссно защищать и отстаивать идеалы свободы и демократии от покушающихся на них разнообразных тиранов. С тех пор минуло пять лет. Теперь только ребенок не понимает, что в НАТО Грузию никто принимать не собирается. Даже по чисто формальным признакам: у нее не урегулированы территориальные споры с другими странами и на ее территории находятся иностранные военные базы. Тут надо подчеркнуть, что страны НАТО не признают независимость Абхазии и Южной Осетии не только и не столько из-за нелюбви к России, сколько из-за того, что, если считать их грузинской территорией, можно именно по формальным признакам (наличие иностранных военных баз и неурегулированность пограничных проблем) не принимать Грузию в НАТО никогда.

4. Если уж не принимать Грузию в НАТО, чтобы не зависеть от очевидной неадекватности ее президента, совершенно ничто не мешало альянсу восполнить потери Грузии в вооружениях и технике. Это можно было сделать буквально за пару месяцев, причем, по сути, бесплатно (страны Восточной Европы могли бы передать Грузии технику советского производства, от которой им все равно надо избавляться). В реальности НАТО ввело негласное, но предельно жесткое эмбарго на поставку в Грузию даже чисто оборонительных вооружений (ПТРК и ЗРК), не говоря уж о наступательных (бронетехнике, авиации). В частности, перед войной Грузия заключила соглашение с Литвой о приобретении двух бывших советских МПК пр. 1124. Однако после войны Литва по приказу из Брюсселя отправила эти корабли не в Грузию, а на слом. Встречающиеся у нас утверждения о том, что потенциал ВС Грузии после войны был восстановлен, не имеют никаких фактических подтверждений. Единственной страной, поставляющей вооружения Грузии, является Болгария, которая отдает Грузии собственное и чешское залежалое оружие советского производства, но в очень незначительных количествах и, главное, очень старое, практически полностью выработавшее ресурс. Список этого оружия хорошо известен: пять БТР-70, по 12 САУ 2С1, гаубиц Д-20 и РСЗО RM-70, десять штурмовиков Су-25 (в нелетном состоянии, проданы на запчасти). На «восстановление мощи» это никак не тянет.

Наконец, страны НАТО могли бы ввести против «агрессора» (России) экономические санкции. Например, перестать закупать у нас нефть и газ, что стало бы для российской экономики катастрофой. Но на это не было и намека. Даже никакого совместного заявления стран НАТО они сделать не сумели.

Грузинские события и последующее поведение Запада в отношении этой страны, вообще-то, должны были снять все вопросы насчет того, представляет ли НАТО для нас угрозу. Но, похоже, сделать столь очевидные выводы из событий, происходящих прямо на наших глазах, у нас просто никто не способен.

При этом надо иметь в виду еще одну вещь: по той же причине, по какой НАТО не представляет для нас угрозы, оно абсолютно бесполезно в качестве потенциального союзника. Большинство российских сторонников варианта б) совершенно серьезно считают, что «надо вступить в НАТО, оно защитит нас от Китая». Нет более глупой и вредной иллюзии. По-настоящему беззащитной Россия стала бы, вступив в НАТО и сделав свою армию «профессиональной».

Грузия. Россия. США > Армия, полиция > snob.ru, 7 августа 2018 > № 2698841


Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева газете «Коммерсантъ»

10 лет грузино-югоосетинскому конфликту.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, та августовская война 2008 года – было ощущение, что она неизбежна, ещё до её начала. У Вас такие предчувствия в тот период были?

Д.Медведев: Нет, никакой неизбежности не было. И мои оценки остаются прежними: если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было.

Да, там в тот период была высокая степень напряжённости. Она, собственно, возникла не в 2008 году, а в 1991-м. И эти напряжённые отношения между отдельными составными частями на тот период Грузинской Советской Социалистической Республики ощущались даже до того периода.

Я вспомнил, как в 1990 году из Сочи приехал впервые в жизни на территорию Абхазии – тогда, соответственно, в составе Грузии. И во время разговора с обычными людьми в каких-то ресторанчиках, ещё где-то я почувствовал, что у них очень сложное отношение к тем процессам, которые в республике уже к тому времени набирали обороты, и к представителям близких этносов. То есть напряжение уже тогда чувствовалось на бытовом уровне. Это было для меня довольно непривычно, потому что ещё ни в Москве, ни в Ленинграде это никак не ощущалось, никаких признаков этого не было.

Поэтому корень проблем, конечно, заключается в том, что было в 1990-е годы, в тех решениях, которые принимала в 1990-е годы власть в Тбилиси и которые не были приняты ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. Вследствие этого возник конфликт, были введены миротворцы.

Но до 2008 года удавалось балансировать все эти негативные процессы, выступления, проявления насилия даже, которое вспыхивало спорадически.

А в 2008 году правительство Грузии во главе с президентом дало зелёный свет агрессии, и произошло то, что произошло. Это не было неизбежно. Это, безусловно, являлось субъективным выбором Саакашвили и его окружения.

Вопрос: Но в какой-то момент казалось, что Ваши с ним отношения складываются довольно неплохо. В какой же момент что-то пошло не так? Вы встречались, общались...

Д.Медведев: Да, оно поначалу и выглядело неплохо, и во время первой встречи, когда я только вступил в должность Президента, он сказал, что хотел бы восстановить отношения, что рассчитывает дружить – в общем, наговорил массу приятных слов. Я это всё послушал и говорю: хотите развивать отношения – давайте будем развивать. Нам нужны нормальные, дружеские отношения с нашим соседом – Грузией, мы к этому готовы. Мы понимаем, какой у вас внутренний конфликт есть, мы понимаем, что страна разделена на части, но мы готовы помогать – потихоньку, аккуратно способствовать процессу сближения, в конечном счёте для того, чтобы сохранить возможность существования самого государства в таких границах, будь то федерация, конфедерация, ещё как-то. Это мог бы быть выбор всех народов, населявших Грузию в тот период, то есть и самих грузин, и осетин, и абхазов. Он сказал «я готов». Потом мы ещё несколько раз где-то пересекались, в том числе, помню, в Астане. Он тоже там демонстрировал всяческое желание что-то обсуждать, развивать, а потом как-то пропал. Мы о чём-то договорились – о каких-то встречах, контактах, и я отчётливо помню, что где-то с начала июля 2008 года он ушёл со связи. Я тогда не придал этому большого значения, но теперь склонен считать, что это уже была выработанная линия. Он, с одной стороны, рассчитывал, что новый руководитель Российской Федерации займёт какую-то иную позицию во взаимоотношениях с его правительством и с ним лично. Иными словами, просто не будет вмешиваться в те процессы, которые будут там идти, не будет никак реагировать на действия, которые могут быть предприняты в отношении и наших миротворцев, и, самое главное, граждан Российской Федерации, которые жили и в Абхазии, и в Южной Осетии. А с другой стороны, я думаю, к тому времени он уже провёл полномасштабные консультации со своими покровителями – в данном случае речь идёт прежде всего о Соединённых Штатах Америки. Как известно, у него побывала Кондолиза Райс (в тот период в качестве государственного секретаря Соединённых Штатов Америки). До этого у него были контакты с господином Фридом, который занимался отношениями с бывшим Советским Союзом. Он советолог, который всегда имел крайне русофобскую позицию.

И, по-моему, Чейни тогда тоже приезжал. То есть там все уже успели отметиться. И к тому времени, я думаю, у Саакашвили сформировалось жёсткое убеждение в том, что американцы поддержат его при любых раскладах.

Вопрос: Вот произошло то, что произошло. И после этого Вы принимаете решение признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Я слышал мнение, что это решение не было бесспорным, что были и оппоненты, те, кто считал иначе, что не надо этого делать. Как всё это происходило, как это всё принималось?

Д.Медведев: Я могу рассказать, как это принималось, здесь ничего нет сверхъестественного. Всякое решение должно быть обдумано, и всякое решение требует, что называется, взвешивания положительных и отрицательных моментов. После завершения военной составляющей кампании по «принуждению Грузии к миру» встал вопрос «А что дальше?» – естественно, прежде всего передо мной как главой государства.

Я определённое время думал и пришёл к выводу, что ничего лучше, чем признать независимость двух этих образований, по всей вероятности, предложить невозможно. Я руководствовался прежде всего тем, чтобы сохранить прочный мир на будущее, сохранить стабильность в Закавказье, сохранить стабильность в нашем регионе. И это, на мой взгляд, был единственно возможный шаг.

Через некоторое время я переговорил с Председателем Правительства Владимиром Владимировичем Путиным. Он меня тоже в этом поддержал. После этого вопрос был вынесен на заседание Совета Безопасности. Мы обсуждали, естественно, все нюансы этого решения, понимая, какую реакцию мы получим. Но в данном случае и другие коллеги по Совету Безопасности меня также поддержали.

Решение было принято. Я подписал соответствующий указ 26 августа 2008 года о признании государственной независимости, суверенитета Южной Осетии и Абхазии. И с этого момента для этих территориальных образований началась новая жизнь.

Вопрос: То есть никаких дискуссий на эту тему не было, единогласно принято было решение?

Д.Медведев: Дискуссии были, есть и будут всегда, это совершенно нормально для любого гражданского общества. Дискуссии были и тогда, достаточно поднять прессу того периода, в интернете посмотреть, какие были дискуссии. Но если говорить о позиции высшего политического руководства, то позиция была единой.

Вопрос: Мне просто и сейчас в российских госструктурах попадаются люди, которые говорят, что, может быть, следовало не признавать, а «подвесить», ввести войска, но оставить возможность для дальнейшего разговора на эту тему с Грузией, тем самым как бы для восстановления с ней отношений. Вы как к такой точке зрения относитесь?

Д.Медведев: Понимаете, любое подвешенное решение имеет, наверное, какой-то смысл, потому что можно действительно вести дискуссии, как Вы говорите. Но, к сожалению, оно не решает главного вопроса. Оно оставляет поле, или пространство, для силовых действий.

Если это независимые территориальные образования, если это государства, с которыми у нас есть договоры и с которыми у нас существуют соглашения о размещении там нашего воинского контингента, то тогда всё ясно, никто ничего против них не будет делать. Все понимают, что дороже связываться с Российской Федерацией, чем проводить в жизнь какие-то утопические идеи. А если это подвешенная ситуация, значит, тогда можно периодически провокации какие-то совершать, рассчитывать на то, что в результате каких-то очередных дурацких военных кампаний удастся что-то оторвать и так далее.

А с учётом того, что во главе Грузии в тот период стоял такой несбалансированный в психическом смысле человек, как Михаил Саакашвили, другого варианта просто не было. Может быть, если бы там было другое руководство, можно было что-то и обсуждать. Но я уверен, что другое руководство просто не приняло бы такого безобразного решения о нападении на стариков и детей, нападении на российских миротворцев и, по сути, объявлении войны Российской Федерации.

Вопрос: Я в тот период как раз находился в Грузии и помню, как российские танки остановились в нескольких десятках километров от Тбилиси. А почему не пошли дальше?

Д.Медведев: Потому что цель была в том, чтобы выбить грузинские войска из Цхинвала, навести порядок. И предотвратить возможность дальнейшей эскалации насилия, то есть военных действий. Цель не состояла в том, чтобы разгромить Грузию или казнить Саакашвили. Я считаю, что я правильно поступил, когда принял решение о том, чтобы проявить сдержанность и не форсировать дальнейшие действия.

В конечном счёте это дало нам возможность успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами. Если Вы помните, в тот период, несмотря на довольно жёсткую реакцию, в конечном счёте мы достаточно быстро смогли договориться, а результатом работы комиссии Хайди Тальявини была констатация того, что военный удар был нанесён грузинской стороной и они начали агрессию.

Были, конечно, определённые суждения и в наш адрес – по поводу пропорциональности использования силы и так далее, но это уже оценочные суждения. Самое главное, был сделан вывод, что агрессию начала Грузия. И этого уже из истории не вычеркнуть. Но я не считал правильным этот градус, что называется, противостояния поддерживать. Именно поэтому мною как Верховным Главнокомандующим было принято решение развернуть войска и вернуть их в нашу страну.

Вопрос: Тогда действительно многих поразило, насколько быстро нормализовались отношения России и Запада. Случилось «Партнёрство для модернизации» с Евросоюзом, произошла перезагрузка с США, Ваши отношения с тогдашним президентом США Бараком Обамой были довольно тёплыми.

Д.Медведев: Да у меня даже с Джорджем Бушем сразу после этого были совершенно нормальные отношения. Мы с ним встречались как раз в конце 2008 года. Он во время нашего последнего разговора (тогда мировой кризис начался, вся наша беседа в основном касалась экономики) даже не упомянул ситуацию в Грузии и проблемы Южной Осетии и Абхазии.

Вопрос: Да. А сейчас мы наблюдаем очередной кризис в отношениях России и Запада, связанный уже в первую очередь с Украиной (или начавшийся с Украины). Так почему в тот период последствия были так быстро преодолены, а сейчас до сих пор не удаётся этого сделать и Россия и Запад стоят в этом клинче?

Д.Медведев: Это разные ситуации. И люди там другие уже работают: наши партнёры совершенно другую позицию занимают. Но самое главное, что это просто принципиально разные истории. Хотя, скажем прямо, позиция российской стороны заключается в том, что и применительно к событиям, которые случились на Украине, если бы наши партнёры проявили бóльшую кооперабельность, если бы они не пытались сразу перевести стрелки на Российскую Федерацию, а проявили бы лучшую сбалансированность, как это, например, было в 2008 году, ситуация была бы гораздо проще.

Вопрос: Если вернуться к признанию независимости Абхазии и Южной Осетии: что получила Россия, признав эти две республики? Какие преимущества в стратегическом, геополитическом плане?

Д.Медведев: Россия получила главное – мир. Мы смогли защитить своих граждан – их много, граждан Российской Федерации, которые живут и в Абхазии, и в Южной Осетии. И у нас не болит постоянно голова о том, что в какой-то момент будет очередное нападение, нам придётся вмешиваться, защищать наших граждан, защищать нашу безопасность, давать какой-то ответ. В результате просто в регионе всё понятно. И это самое главное.

Вопрос: Вы уже упомянули в связи с действиями тогдашнего грузинского руководства Соединённые Штаты. И после этого Вы неоднократно говорили, что Грузии активно помогали США. Один из взглядов на эту ситуацию состоит в том, что Россия, признав Абхазию с Южной Осетией, поломала игру Запада в этом регионе. Имеются в виду попытки ускорить интеграцию Грузии в НАТО. И очень распространено мнение, что именно с этим связано признание Абхазии с Южной Осетией, последующее размещение там военных баз и всё, что происходит сегодня. Насколько это соответствует действительности?

Д.Медведев: Я не буду это объяснять в терминах «чья-то игра», «ломка этой игры», скажу о другом. Мы были свидетелями того, как разрушились Советский Союз и Варшавский договор. В то же время сохранилось НАТО, которое со всех сторон пытается окружить Российскую Федерацию. Дело не в том, нравится кому-то политическое руководство России или не нравится, дело не в каких-то идеологических принципах или разнице в ценностях, а дело в простых вещах, совершенно очевидных для любого обычного человека. Сейчас нет ситуации, когда существует два блока, находящихся в состоянии противостояния, находящихся в прямом, по сути, конфликте, как это было во времена существования Варшавского договора и НАТО. А НАТО продолжает действовать. И НАТО не просто продолжает существовать, оно расширяется и всё большее количество стран пытается вовлекать в Североатлантический альянс. Мы к этому не можем относиться равнодушно, потому что никто не отменял ядерного паритета в мире, никто не отменял того, что для военачальников крайне важно понимать соотношение между стратегическими ядерными силами различных государств. А государства НАТО, что бы там ни говорили наши коллеги из этого альянса, всё равно рассматривают Российскую Федерацию в качестве потенциального противника. И совершенно очевидно, что их военные возможности, включая ядерную триаду, нацелены на Российскую Федерацию. Это, к сожалению, факт.

Соответственно, и мы должны понимать, что можем противопоставить в этой ситуации. И когда кольцо вокруг нашей страны начинает сжиматься – а количество стран, которые входят в НАТО, всё увеличивается и увеличивается, – это нас не может не беспокоить. Потому что в данном случае уже речь идёт не только о стратегических ядерных силах, но уже и о тактическом ядерном оружии, которое при приближении к границам Российской Федерации приобретает качество стратегического ядерного оружия, а также о неядерных средствах, которые в настоящий момент, с учётом того, что они носят высокоточный характер, способны причинить колоссальный ущерб.

Иными словами, расширение НАТО – это безусловная угроза Российской Федерации. И это безусловный вызов.

Относительно недавно было принято очередное решение о том, что Грузию ждут и примут в Североатлантический альянс. Как это можно прокомментировать? Это абсолютно безответственная позиция. Это просто угроза миру. Мы все понимаем, что на территории Грузии существует определённое напряжение, что Грузия рассматривает сопредельные территории, или, с нашей точки зрения, государства, как свои. Значит, есть неурегулированный территориальный конфликт, вне зависимости от того, на какой позиции мы находимся. И такую страну, такое государство примут в военный блок? Мы понимаем, чем это грозит?

Это может спровоцировать страшный конфликт. Непонятно, зачем это надо. Если это просто дипломатическая уловка, типа «мы вас примем, не волнуйтесь», а на самом деле ничего делать не будем, – это другая история. Пусть тогда наши коллеги из Североатлантического альянса посмотрят ещё по сторонам, ещё чего-нибудь придумают умного. Можно, например, и Косово принять в Североатлантический альянс. Можно, например, Республику Северного Кипра принять в Североатлантический альянс. Это как, улучшит ситуацию в мире?

Вопрос: Вы предварили мой вопрос. Я хотел бы уточнить: хотя сроков в НАТО никто не обозначал, просто сказали «да, примем», теоретически если представить, что это произойдёт – что Грузию принимают в НАТО без Абхазии и Южной Осетии, с той ситуацией, которая сейчас есть, – это потенциальный конфликт с участием России?

Д.Медведев: Это может привести к потенциальному конфликту, вне всякого сомнения, потому что для нас Абхазия и Южная Осетия – это самостоятельные государства, с которыми у нас дружественные отношения, и государства, в которых находятся наши военные базы. И мы понимаем, что если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжёлым последствиям. Поэтому я надеюсь, что у руководства НАТО достанет всё-таки сообразительности ничего не предпринимать в этом направлении.

Вопрос: Никто из тех, кого принято считать союзниками России, не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Я имею в виду в первую очередь союзников по ОДКБ. Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия хранят на эту тему молчание. Кого Вы считаете настоящими союзниками России? Порой складывается впечатление, что это как раз Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье и теперь уже ДНР и ЛНР.

Д.Медведев: Я понимал, насколько это сложная тема для обсуждения. Когда это всё произошло, не помню, на каком мероприятии, где собрались мои коллеги в тот период, я сказал, что понимаю, насколько это сложный выбор, поэтому я, уважаемые друзья, ничего вам не предлагаю, вы вольны поступать, как считаете правильным. Потому что это было наше решение, это не ваше решение. Сохраняются наши обязательства в рамках ОДКБ, но это совершенно другая история. Собственно, на этом и базировались отношения по этому поводу с нашими партнёрами.

Вопрос: Ещё до войны в Грузии Вы выходили с инициативой подписания договора о европейской безопасности, а уже после войны появился проект договора, но дело никуда не сдвинулось. Как Вы считаете, учитывая, как много говорят о необходимости выработки правил игры в международной политике, эта инициатива похоронена навсегда или ещё можно её реанимировать?

Д.Медведев: Да ничего в международной жизни не является, что называется, забытым навсегда, всё можно реанимировать, было бы желание.

Мы действительно тогда прошли большой путь. И даже несмотря на конфликт августа 2008 года, смогли подняться над этими проблемами. С Европейским союзом. В известной степени и с Соединёнными Штатами Америки – появился Договор об ограничении стратегических вооружений (СНВ-3), рассматривались различные формы новых договоров об обеспечении безопасности в Европе. Мы вошли в «Партнёрство для модернизации» с десятком стран.

Я не думаю, что эта ситуация будет вечной. Мне кажется, осознание того, что общаться и дружить всё-таки лучше, чем бесконечно объяснять, в чём мы не правы, приходит к нашим соседям из Европы. Надеюсь, что и в Соединённых Штатах Америки, к их руководителям, в конечном счёте тоже такого рода осознание придёт. Поэтому двери не закрыты. Тем более что не мы начинали санкционную кампанию, всякого рода ограничения, высылку дипломатов, введение экономических мер. В этом смысле шарик, что называется, всегда на их стороне, они могут какие-то сделать движения, которые будут свидетельствовать о желании восстановить отношения. Мы к этому готовы.

Вопрос: А если говорить о Грузии, то признание Абхазии и Южной Осетии навсегда закрыло возможность восстановления отношений с той стороной? Потому что для них это камень преткновения.

Д.Медведев: Я думаю, что это тоже не является проблемой, которая навсегда предопределила характер отношений между Россией и Грузией.

Я напомню, там сейчас другое Правительство. И если говорить о карьере Саакашвили, то она, по всей вероятности, в Грузии завершена, что, мне кажется, очень хорошо для самой Грузии. А с новым руководством (безотносительно даже к тому, как их фамилии, какова их партийная принадлежность) мы готовы выстраивать отношения. Дипломатические отношения могут быть восстановлены, не мы их разрушали. Если грузинские коллеги будут готовы к тому, чтобы их восстановить, мы, естественно, возражать не будем.

За последние годы произошла существенная активизация торгово-экономического сотрудничества, туристического общения, самолёты летают, люди приезжают в Грузию отдыхать. В общем, всё это, безусловно, в плюс. В конечном счёте, я надеюсь, это будет способствовать и нормализации политических контактов и возобновлению полноценного диалога между Москвой и Тбилиси.

Реплика: Спасибо большое.

Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев


Азербайджан. Грузия. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Таможня > oilcapital.ru, 7 августа 2018 > № 2699277

За вывоз из Азербайджана бензина в автомобилях сверх вместимости их бака надо платить пошлину.

Размер пошлины составит $0,6 за 1 литр топлива.

Пошлина на вывоз за пределы Азербайджана бензина и дизтоплива автомобилями сверх вместимости их бака будет взиматься с автомобилистов. Согласно постановлению кабинета министров республики, подписанному 3 августа, пошлина в размере $0,6 за 1 литр будет взиматься за вывоз за пределы страны каждого литра бензина и дизтоплива сверх показателей топливного бака автотранспортного средства, указанного в техническом паспорте.

Инициаторами применения пошлины выступили Государственный таможенный комитет и Госнефтекомпания Азербайджана (ГНКАР). На эту меру пошел кабмин, поскольку многие перевозчики, включая крупных грузо- и пассажироперевозчиков, выполняющих рейсы в Грузию, Турцию и Россию, запасались топливом впрок, так как его цена в Грузии и Турции выше, чем в Азербайджане.

Кроме того, осенью будет остановлен на ремонт единственный функционирующий в стране нефтеперерабатывающий завод – Бакинский НПЗ, в результате чего может возникнуть определенный дефицит топлива внутри страны. По словам вице-президента ГНКАР по нефтепереработке Давида Мамедова, компания может заключить контракты на импорт бензина из России. «Но это будут не строго обязывающие контракты, они будут только на случай, если возникнет потребность в импорте, особенно с учетом того, что в октябре Бакинский НПЗ на месяц остановится на ремонт. Самые приемлемые по цене – это поставки автомобильного бензина Аи-92», – говорил он.

Азербайджан. Грузия. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Таможня > oilcapital.ru, 7 августа 2018 > № 2699277


Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 7 августа 2018 > № 2700774

Как мы упустили шанс остановить российскую агрессию

Эндрю Фоксолл | The Times

"Ровно 10 лет назад Россия вступила в войну с Грузией", - пишет в газете The Times Эндрю Фоксолл, директор центра исследований России и Евразии при британском аналитическом центре Henry Jackson Society.

Автор считает, что первоначальная реакция Запада на эту войну производила большое впечатление, но в конце 2008 года ЕС возобновил переговоры с Россией, в 2010 году НАТО договорилось с Россией о новом "стратегическом партнерстве", а в 2011 году премьер-министр Великобритании Кэмерон посетил Москву.

Автор признает, что с 2011 года подход Великобритании, да и всего Запада, к России изменился. "Отношения Лондона с Москвой больше не основаны исключительно на экономике. Как четко разъяснила Тереза Мэй, теперь Великобритания обращается с Россией как с враждебным государством: Совет национальной безопасности объявил Россию угрозой высшей категории, а в парламенте существует даже группа по координации действий по России, которая должна направлять деятельность Палаты общин в отношении России", - говорится в статье.

И все же, полагает автор, "из своей войны с Грузией Россия извлекла урок, что может действовать как ей захочется и где ей захочется, а любые упреки со стороны Запада - нечто преходящее. Запад, однако, не извлек никаких уроков. Еще хуже, что он не воспринял эту войну как предостережение об агрессивном характере путинского режима, и столицы западных стран, в том числе Лондон, в то время отказались совершить шаги, за счет которых у нас теперь было бы меньше трудностей".

"Десять лет назад показалось бы немыслимым, что Путин и его приятели напрямую вмешаются в президентские выборы в США, проведут в Германии информационную операцию, направленную на подогревание ксенофобии или создадут в Словакии базу в милитаристском стиле, где воспевается советское пленение Центральной и Восточной Европы. Но именно к этому привело бездействие Запада. Теперь стоит вопрос, готовы ли мы в конце концов внять предостережениям, которые вытекают из поведения России за последнее десятилетие, и предотвратить еще более серьезные последствия в последующее десятилетие", - заключает автор.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 7 августа 2018 > № 2700774


Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699457

Как мы упустили возможность предотвратить российскую агрессию

Эндрю Фоксолл (Andrew Foxall), The Times, Великобритания

Десять лет назад Россия вступила в войну с Грузией. Впервые после развала Советского Союза Россия вторглась на территорию иностранного государства. Ответ Запада был слабым, и это еще больше стимулировало Путина. С последствиями мы продолжаем сталкиваться по сей день.

В ночь с 7-го на 8-е августа 2008 года Россия направила свои вооруженные силы для отражения атаки Грузии на Южную Осетию, на сепаратистский регион внутри Грузии. Михаил Саакашвили, склонный к спонтанным и непродуманным действиям грузинский президент, пришел к власти в 2004 году на обещаниях воссоединить свою страну. Его нападение на Цхинвал, главный город Южной Осетии, должен был означать начало этого процесса.

Вместо этого он предоставил возможность Кремлю реализовать фантазию Путина о том, чтобы сделать Россию вновь великой. В течение следующей недели Россия разгромила грузинские войска и заставила их отойти к Тбилиси, грузинской столице. По мере своего продвижения российские войска разрушали инфраструктуру, блокировали ключевые дороги и подвергали бомбардировке города. Кроме того, Россия перенесла войну на территорию Абхазии, еще одного сепаратистского региона.

В то время, как внимание мира было сфокусировано на летних Олимпийских играх в Пекине, Россия оккупировала Абхазию и Южную Осетию, — вместе они составляют пятую часть территории Грузии, — затем признала их в качестве независимых государств. Саакашвили вынужден был на неопределенное время признать унизительное поражение и раздел страны. Российская оккупация продолжается и сегодня.

Несмотря на слова Кремля, целью этой войны была не только «защита» гражданского населения в двух сепаратистских регионах (многим их жителям Россия выдала свои паспорта), а нечто большее. И речь шла не только о том, чтобы наказать Грузию за ее желание вступить в НАТО, — о возможности этого альянс Тбилиси сообщил на саммите в Бухаресте, за четыре месяца до начала войны.

На самом деле речь шла о международном порядке после окончания холодной войны. Речь шла о возврате Россией того, что, по ее мнению, она потеряла после 1991 года. Тот факт, что Грузию поддерживал Запад, делало ее привлекательной целью — а также опосредованным способом, с помощью которого Россия могла бы укрепить свою недавно обретенную уверенность в отношениях с Западом.

Первоначальный ответ Запада на эту войну был впечатляющим. НАТО заявила, что больше не может поддерживать обычные — business as usual — отношения с Россией. Евросоюз прервал переговоры с Россией по поводу нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве. А Дэвид Кэмерон, лидер оппозиции, призвал к исключению России из группы G8.

Однако вскоре ситуация изменилась. Спустя несколько месяцев после окончания этой войны, в конце 2008 года, Евросоюз возобновил переговоры с Россией. В 2010 году НАТО договорилась о новом «стратегическом партнерстве» с Россией. А в 2011 году Кэмерон посетил Москву для развития двусторонней торговли и призвал к установлению новых отношений между Соединенным Королевством и Россией «на основе сотрудничества».

Подход Соединенного Королевства к России, — как и подход Запада в целом, — стал меняться после 2011 года. Отношения Лондона с Москвой больше не основываются только на экономике. Тереза Мэй ясно дала понять, что Соединенное Королевство считает Россию враждебным государством, — национальный совет безопасности назвал Россию главной угрозой, а в Парламенте даже появилась координационная группа по России для управления деятельностью Палаты общин в отношениях с Москвой.

Что касается России, то она извлекла из войны в Грузии следующий урок: она может действовать когда угодно и где угодно, а любые наказания Запада носят временный характер. В отличие от России, Запад не извлек для себя никаких уроков. Еще хуже то, что он не воспринял ту войну как предупреждение относительно агрессивной природы путинского режима, — и западные столицы, включая Лондон, отказались тогда предпринять шаги, которые сделали бы менее серьезными те сложности, с которыми мы сталкиваемся сегодня.

Речь идет о сложностях не только военного характера. Десять лет назад казалось невероятным, что Путин и люди из его близкого окружения будут вмешиваться в американские президентские выборы, проводить информационные операции в Германии, направленные на разжигание ксенофобии, или создадут в Словакии базу в военном стиле, прославляющую захват Советами Центральной и Восточной Европы. Но именно к этому и привело бездействие Запада.

Сегодня вопрос формулируется так: готовы ли мы, наконец, прислушаться к предупреждениям по поводу поведения России за последнее десятилетие — и предотвратить еще более серьезные последствия в течение следующих десяти лет?

Доктор Эндрю Фоксолл является директором Центра российских и евразийских исследований Общества Генри Джексона (Henry Jackson Society

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699457


Грузия > Медицина > rosbalt.ru, 5 августа 2018 > № 2700133

Министру здравоохранения Грузии Давиду Сергеенко, по его же словам, только в кошмарном сне мог привидеться хирург, педагог или авиадиспетчер, находящийся под воздействием марихуаны. Но после того, как Конституционный суд страны легализовал курение «травки», ему придется наяву столкнуться с последствиями столь странного разрешения. «Конституционный суд принял такое решение, какое принял. У меня нет права его критиковать», — смиренно сообщил он журналистам.

Этого решения энергично добивались лидеры оппозиционной политической партии «Гирчи» Зураб Джапаридзе и Вахтанг Мегрелишвили, поблагодарили Фемиду и поздравили тех, кто «обрадовался этому», а также тех, кто не обрадовался — то есть «не догоняющих», что «теперь мы живем в лучшей стране, чем раньше». «Это была борьба не за марихуану, а за свободу человека. Мы рады, что еще раз выиграли эту борьбу», — заявил Джапаридзе на «победоносном» брифинге.

Мимо борцов за свободу конопли прошла высокая вероятность того, что завтра под необходимый атрибут «свободы человека» преспокойно можно будет подвести легализацию гашиша, кокаина, ЛСД и прочей наркоты. А там, глядишь, законодательно утвердят однополые браки и вообще «диктатуру ЛГБТ». А почему бы и нет? Ведь провозгласил же Джапаридзе, что легализация марихуаны «вывела Грузию на лидерские позиции в регионе». Что ж, если возможностей для искоренения безработицы, обеспечения пенсионерам достойной старости, а детям счастливого детства — нет, то разрешение свободно курить «травку» (чтобы на время забыться от реалий грузинской жизни) как раз то, что надо.

Народ легализацией марихуаны возмутился, но массово на улицу не вышел: склонные к «революциям» грузины не устроили бунта против геноцида своих же своими. Их, в контексте масштабных коллективных протестов, больше возбуждает политика в ее «чистом» виде. Так что «конопляной революции» ждать не приходится, хотя, в соответствии с социологическим исследованием, проведенным в стране Национальным демократическим институтом США (NDI), против легализации марихуаны выступили 74% респондентов; за — всего 18%.

Купить наркотики, не отходя от радио

Зато президент Грузии Георгий Маргвелашвили оправдал легализацию курения марихуаны, хотя и не считает зависимость от нее «хорошей привычкой». Решение Конституционного суда он назвал «полностью правильным, основанным на ценностях, ориентированным на свободу». Что ж, если даже президент страны не против, как минимум, маргинализации общества с пагубными последствиями для его физического, психического и эмоционального здоровья, то что вообще светит такому обществу?

Да, теперь отдельные группы людей будут пропагандировать здоровый образ жизни, предупреждать об опасных последствиях потребления этого «легкого наркотика». В частности, неправительственная организация «Альянс контроля табака» уже заявила о намерении создать движение «Нет наркотикам!». Но что с того, если, по словам главы НПО Георгия Бахтуридзе, которые приводит Sputnik, «У нас есть обоснованное предположение, что за этим решением стоит один, можно сказать, заказчик — табачная индустрия, которая в тех странах, где произошла легализация, производит сигареты с марихуаной и является их реализатором. Это дает нам основание предположить, что они имеют определенные договоренности с некоторыми лицами, в том числе и во власти».

Инициаторы движения против легализации марихуаны требуют от парламента незамедлительного обжалования решения Конституционного суда в… том же самом суде, что уже говорит о провале отмены любых инициатив, утвержденных этой инстанцией. Во-вторых, они ждут от Минздрава четкого мнения по этому поводу. Надо полагать, что не дождутся: министр уже сказал свое «веское слово», то есть — подчинился. Ну, и от правительства Грузии ждут финансирования кампании по популяризации здорового образа жизни в школьных и дошкольных учреждениях с обустройством инфраструктуры, соответствующей продвижению этого самого физического и морального здоровья.

Большую тревогу и настороженность вызывает то обстоятельство, что легализация марихуаны произошла в стране древнейшего христианства, чем грузины очень гордятся, а Католикос-Патриарх Илия Второй по многолетним и многочисленным социологическим исследованиям неизменно остается самым авторитетным в стране человеком с зашкаливающим уровнем доверия.

Грузины не хотят «выдавать мальчиков замуж»

Накануне в своей воскресной проповеди патриарх прямо сказал, что разрешение на потребление марихуаны является «враждой» в отношении нации. Он выразил уверенность в том, что люди, принявшие соответствующее решение, сами с ним не согласны, но «они находятся под настолько сильным прессом, влиянием, что были вынуждены» это сделать. Патриарх призвал «не губить детей, не допускать беззакония» и не превращать Грузию в «центр наркотиков».

С благословления митрополита Батумского и Лазского Дмитрия перед зданием Конституционного суда уже назначена мирная акция протеста против принятия этой инстанцией «антигосударственного решения, открывающего нашим детям дорогу в ад». В заявлении, распространенном епархией, подчеркивается, что «находящиеся под воздействием наркотиков и наркозависимые люди не смогут управлять страной, быть педагогами, врачами». Кроме того, «обкуренные» не способны быть отцами, матерями; и вообще речь уже идет о «деградации нации».

Но обратимся к «логике» самого Конституционного суда. Свое решение он объяснил так: «Запрет на потребление марихуаны есть мероприятие, направленное против ее оборота. Однако … роль индивидуального употребления в способствовании обороту очень мала, соответственно, малы и угрозы, исходящие из факта индивидуального потребления». А вот к ответственности любителя травки привлекут в том случае, если факт ее употребления создаст угрозу третьему лицу. Например, если кто-то курит в учебном, воспитательном или образовательном учреждении, в транспорте, в присутствии несовершеннолетних. Но каким будет механизм выявления, например, отца, курящего в присутствии своего чада? Или даже в компании не курящих травку взрослых?

Вообще же ситуация, помимо самого факта легализации марихуаны, создалась откровенно идиотская и, что страшно, с далеко идущими планами. Джапаридзе уже сказал журналистам, что раз потребление марихуаны разрешено, значит, должна быть легализована возможность ее культивации и продажи. «Это дело времени», — сказал поборник «свободы личности». — Думаю, грузинским парламентариям придется изменить все законодательство, касающееся марихуаны».

Грузия обогнала Китай, но пока только «древностью»

На сегодняшний день с «законодательством» дела обстоят так: полностью легализовано только потребление. Но кто определит, что вот именно эта травка — для продажи, а не «для себя»? Впрочем, доказанная реализация марихуаны — это уже уголовное преступление, тянущее на срок от 6 до 11 лет лишения свободы. Словом, налицо очевидный вакуум в законодательстве: покупать и даже выращивать — можно, производить для продажи и продавать — нельзя. Но, судя по «новой наркополитике» и энергии ее лоббистов, скоро можно будет и это.

А пока в Грузии, для которой наркомания давно уже стала колоссальной проблемой, стоит ждать резкого возрастания числа потребителей марихуаны, а затем, вероятно, формирования соответствующего сектора «легитимной» экономики и «сельскохозяйственного производства» на основе конопли. Действительно, только в жутком сне может привидеться на грузинских прилавках масло, сыр, молоко, булочка или чурчхела с травкой. Почему, к примеру, в Голландии это нормально, а в Грузии — криминал? Ведь шагает-то она в Европу! Да еще и претендует на развитие туризма до заоблачных вершин.

А чем легализация курения марихуаны менее привлекательна для «свободной личности» с постсоветского пространства (хотя бы из той же России), чем казино?! Приезжают же турки, россияне и прочие спускать деньги в грузинских игорных домах. Теперь будут приезжать обкуриться до одури. Приезжайте, дорогие, у нас все можно!

Кстати, сразу вслед за легализацией курения марихуаны МВД опубликовало данные о том, что за шесть месяцев текущего года на четверть сократилось количество преступлений, связанных с наркотиками. Интересное «совпадение»! Скоро, наверное, население Грузии будут убеждать в том, что легализация марихуаны вообще положила конец преступности, связанной с наркотиками.

Андрей Николаев

Грузия > Медицина > rosbalt.ru, 5 августа 2018 > № 2700133


Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 августа 2018 > № 2694135 Нино Бурджанадзе

Бурджанадзе: Саакашвили сказал, что у России много танков, но все ржавые

Интервью Нино Бурджанадзе ИА REGNUM

ИА REGNUM : В среду 8 августа исполняется десятая годовщина начала военной схватки между Россией и Грузией. Вы ушли из правительства Саакашвили еще до начала событий, но были хорошо осведомлены о происходившем. Зачем открыли огонь по Цхинвали, а затем — по российским миротворцам?

Десятая годовщина трагических событий в Цхинвальском регионе. Это трагедия потери человеческих жизней с обеих сторон, как среди военных, так и среди мирного населения. Это также трагедия для грузинской государственности и для российско-грузинских отношений в целом. Отзвуки тех событий влияют на наши отношения по сей день. Приходится констатировать, что за истекшие десять лет правительство Грузии ничего не сделало для того, чтобы смягчить эту трагедию и вывести отношения с Россией из тупика.

Сама я много раз говорила о том, что втянувший Грузию в эту войну Саакашвили должен ответить за это. Правительство Грузии выдвинуло против Саакашвили обвинение в коррупции. Но не это главное. У нас к нему куда более серьезные претензии, нежели его пристрастие к дорогим пиджакам. Саакашвили надо судить именно за его роль в тех событиях десятилетней давности.

Требуется серьезное расследование тех событий, ибо мы доселе не знаем, что побудило Саакашвили отдать те безумные приказы. Он называл это восстановлением конституционного строя, а на самом деле он развязал войну. Я настаиваю на том, что шагом к улучшению грузино-российских и грузино-осетинских отношений должно быть наше независимое расследование. К сожалению, этого не произошло.

Я могу отметить, что в первые часы конфликта Саакашвили был убежден, что Россия не вмешается. Видимо, он считал, что Москва побоится его заокеанских патронов и останется в стороне. Более того, Саакашвили полагал, что его небольшая, но оснащенная по стандартам НАТО армия сумеет победить Россию, если та выставит войска против него. Я лично как-то беседовала с ним на тему возможного столкновения с Россией. Он сказал тогда, что у России есть много танков, но все они ржавые. Я пыталась ему возражать, но он не услышал меня, к сожалению.

ИА REGNUM : После того, как пагубность этой войны стала очевидна, были ли попытки со стороны правительства Саакашвили сменить политический курс?

После войны никто не ждал диалога со стороны Саакашвили. Его тогда интересовало только спасение собственного правительства, а никак не судьба государства. Помню, как вскоре после войны грузинская делегация посетила США, где шла тогда предвыборная гонка. Мы общались как с республиканцами, так и с демократами. Представители Саакашвили говорили только о том, что им требуется финансовая помощь, чтобы их не скинул народ. Их интересовало только сохранение власти, а страна — ничего не значила.

К сожалению, новое грузинское правительство, опирающееся на Иванишвили, тоже не вступило в конструктивный диалог с Россией. И это моя главная претензия к ним. Они могли открыть новую страницу, но новая власть не сделала этого по очень простой причине. Они страдают болезненной зависимостью от Запада и США. Если точнее, то они просто боятся американского посольства. Не то чтобы их кто-то вынуждал не вести диалога с Россией, но они опасаются ярлыка «пророссийские» и т. д. Они уже столько лет у власти и не начали прямого диалога ни с Россией, ни с Южной Осетией. На мой взгляд, это просто преступление против интересов грузинского народа.

ИА REGNUM : В прошлом году более миллиона россиян посетили Грузию. Однако Россия до сих пор не отменила визы для граждан Грузии, желающих посетить Россию. Что это за странности, чем они объясняются?

У нас все рады российским туристам. Туризм может внести свою лепту в улучшение российско-грузинских отношений. К нам приезжает все больше и больше туристов из России. Этому способствует, среди прочего, безвизовый режим для россиян с нашей стороны. А вот гражданам Грузии требуются визы для посещения России, что очень осложняет весь процесс и вредит нашим отношениям. Я неоднократно говорила об этом в Москве. Два года назад президент Путин ясно высказался, что визовый режим с Грузией следует отменить. Скажу с сожалением, что некоторые люди в Грузии испугались, что это приведет к сближению с Россией и не понравится вышеупомянутым патронам. Назначенный на переговоры с Россией Зураб Абашидзе высказался в том духе, что, мол, это не наш интерес и мы не просили Россию и что это дело России… Тем не менее я убеждена, что отмена визового режима была бы мудрым шагом.

ИА REGNUM : Прошло десять лет. Грузия так и не вступила в НАТО. Нужно ли ей это членство в Североатлантическом альянсе?

Все серьезные политики в Грузии понимают, что разговоры о членстве в НАТО — это не более, чем разговоры. Было время, до 2008 года, когда это было возможно. Но сейчас картина другая. Грузия в общепринятых границах включает Абхазию и Южную Осетию, а там расположены две российские военных базы. Да и нужно ли это самой Грузии? Мне очевидно, что вступление в НАТО не только нереально, но и вредно. Ведь получается, что ради вступления в НАТО придется отказаться де-факто от Абхазии и ЮО. Для меня основа политики Грузии в ее внеблоковом статусе. Это должно быть закреплено в Конституции.

В этом контексте замечу, что имевшие место у нас учения с представителями НАТО в непосредственной близости российских баз — это никому не нужные действия, просто приводящие к раздражению российской стороны. Нам нужно думать о восстановлении отношений с Россией, а не участвовать в таких маневрах, которые никому не приносят пользы.

ИА REGNUM : Вы часто говорите о судьбе грузинских беженцев 1993 года. Как сложилась их судьба? Какие перспективы у них? Какая часть беженцев хотела бы вернуться в свои дома?

Сегодня насчитывается более трехсот тысяч грузинских беженцев из Абхазии и еще десятки тысяч из так называемой Южной Осетии. Эти люди находятся в трагическом положении, ибо потеряли все в своей жизни. Их изгнали из их домов, лишили крова и будущего. Большая часть беженцев не может даже посетить могил предков. Но они хранят память о том, как они жили столетия в дружбе и с абхазами, и с осетинами.

Хочется верить, что в Грузии придут к власти такие люди, которые смогут вести честный и дружественный диалог как с Россией, так и с абхазами и осетинами — чтобы мы снова могли жить вместе в мире. Не сомневаюсь, что большая часть беженцев мечтает вернуться и жить в мире с соседями.

ИА REGNUM : Чем Вы объясняете то, что нынешнее грузинское правительство не сделало ничего существенно позитивного для улучшения отношений с Россией?

Хочу напомнить, что Бидзина Иванишвили обещал еще в 2012 году, что он восстановит справедливость во всем, что касается войны и незаконных действий президента, а также нормализует отношения с Россией. Он не сделал ни того, ни другого, и более того: назначил (по сути) на пост президента человека, который просто опозорил Грузию. Президент России обратился к нему с предложением о встрече. В ответ наш президент сказал, что он должен сперва посоветоваться с западными партнерами. Это позорное пренебрежение нашим суверенитетом и позорная реакция на протянутую руку со стороны соседа.

Риторика несколько изменилась, но содержание — неособенно. Дело в том, что господин Иванишвили пришел к власти не для того, чтобы сделать что-то для Грузии. Ему важно не попасть в какой-нибудь санкционный список и не допустить того, чтобы его капиталы в США были заморожены. Поэтому все свои решения он сверяет с мнением американского посла.

Не забывайте, что Иванишвили сам был премьер-министром и мог еще тогда запросить встречу с президентом России или с премьер-министром. Но он не сделал ничего для восстановления добрососедских отношений. Все это из-за боязни неблагосклонности американцев.

ИА REGNUM : В Грузии заметны признаки кризиса нынешней власти. Какие перспективы на выборах в 2020? Какие планы у Вас?

В Грузии сегодня не кризис власти, а практически отсутствие нормально функционирующей власти. Ни одно решение не принимается без неофициального лидера страны Бидзины Иванишвили. Это самая неэффективная власть у нас. Они все действуют в интересах одного олигарха, который считает, что «купил» страну и полностью ориентируется на своих партнеров за пределами Грузии.

После прихода к власти Иванишвили мог бы покончить с дискредитировавшим себя национальным движением. Вместо этого он объявил политику сотрудничества с ними. Ему было выгодно иметь слабую и непопулярную оппозицию. Однако теперь ситуация поменялась, и я не исключаю, что в 2020 он попытается передать власть Саакашвили снова. Кстати, сам Саакашвили объявил о своем скором возвращении. Но даже если это будет не сам Саакашвили, а кто-то из его соратников, наподобие Бокерии, это будет угрозой самому существованию моей страны. Поэтому я буду бороться. И я сделаю все, чтобы этого не произошло.

 Авигдор Эскин

Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 августа 2018 > № 2694135 Нино Бурджанадзе


Грузия. Россия > Электроэнергетика > energyland.infо, 3 августа 2018 > № 2692667

В первом полугодии 2018 года компания «Теласи», осуществляющая распределение и сбыт электроэнергии в Тбилиси, потребила 1 млрд 501 млн кВт*ч, что на 5,7% (на 81 млн кВт*ч) больше объёма потребления за первое полугодие 2017 года (1 млрд 420 млн кВт*ч).

Компания «Теласи» опубликовала операционные показатели деятельности за первое полугодие 2018 года.

Рост объёмов потребления электроэнергии вызван развитием городской инфраструктуры и увеличением числа новых потребителей на 4,5% (на 26,6 тыс. абонентов).

В январе-июне 2018 года по сравнению с тем же периодом 2017 года на 5,5% (на 75 млн кВт*ч) увеличился объём полезного отпуска электроэнергии потребителям, и составил 1 млрд 450 млн кВт*ч электроэнергии. Увеличение данного показателя обусловлено увеличением потребления электроэнергии.

За шесть месяцев 2018 года общая протяженность линий электропередач компании составила 5 511 км, что на 5,7% (на 295 км) больше чем за шесть месяцев 2017 года (5 216 км). Увеличение протяженности линий электропередачи обусловлено развитием сетей и присоединением новых абонентов, а также проведением работ по реконструкции и модернизации электросети.

АО «Теласи» является одной из крупнейших сетевых компаний Грузии, которое осуществляет распределение и сбыт электроэнергии в Тбилиси. Компания является поставщиком электроэнергии более чем для 500 тыс. потребителей. В августе 2003 года «Теласи» вошло в состав группы «Интер РАО». В собственности группы «Интер РАО» находится 75% акций, а около 25% акций находится в собственности государства.

Грузия. Россия > Электроэнергетика > energyland.infо, 3 августа 2018 > № 2692667


Испания. Грузия. Армения > Миграция, виза, туризм > newizv.ru, 2 августа 2018 > № 2693395

В Испанию – «за копейки»: Когда выгоднее всего летать на популярные курорты

В период летнего отпуска для того, чтобы улететь в Испанию, потребуется почти 30 тысяч рублей, но если для отдыха выделить первый месяц весны, можно сэкономить порядка 10 тысяч рублей. Трэвел-агентство OZON.travel проанализировало, когда дешевле всего можно отдохнуть в самых популярных зарубежных странах.

Лидером рейтинга зарубежных курортов стала Грузия, спрос на эту страну увеличился в три раза по сравнению с прошлым годом. По данным аналитиков дешевле всего лететь в Грузию в марте, ноябре и апреле (цена билета составит порядка 14 000 рублей), а вот самыми дорогими месяцами являются август, сентябрь и декабрь – цена билета в этот период доходит до 18 000 рублей. Средняя цена по году – 16 000 рублей.

В Армению дешевле всего лететь с января по март всего за 11 000 рублей, дороже всего будет в августе – 18 000 рублей, также цена увеличивается до 16 000 рублей в июне и декабре. Средняя цена по году – 14 000 рублей.

В летний период дорожают билеты в Испанию – в июле и августе туда можно отправиться за 27 000 рублей, в Новый год за 25 000 рублей, а вот в феврале, марте и ноябре цена снижается до 18 000 рублей. Средняя цена по году – 22 000 рублей.

На родину пиццы и пасты Италию дешевле всего лететь в феврале и марте: билет обойдется в 18 000 рублей, а самыми дорогими месяцами стали июль и август – билеты достигают отметки в 24 000 рублей. Средняя цена по году – 22 000 рублей.

Турция закономерно является одним из наиболее доступных направлений. С июня по август билеты в эту страну обойдутся в 18 000 рублей, а вот в феврале и марте за 15 000 рублей. Средняя цена по году – 17 000 рублей.

В Германию лететь дешевле всего в феврале, октябре и ноябре. Билет обойдётся в 15 000 – 16 000 рублей, а вот дороже всего с июля по август – в среднем за 20 000 рублей. Средняя цена по году – 17 000 рублей.

Франция держит планку почти на одной сумме: в феврале и марте билет можно купить в среднем за 20 000 рублей, а вот в июле и августе уже за 25 000 рублей. Средняя цена по году – 23 000 рублей.

В Черногорию дешевле всего лететь в феврале и октябре за 15 000 рублей, а в летний период билеты стоят от 19 000 до 25 000 рублей. Средняя цена по году – 19 000 рублей.

Таиланд традиционно пользуется спросом под Новый год: в декабре, январе и феврале билеты туда обойдутся в 41 000 и 46 000 рублей. А вот в сезон дождей с июня по ноябрь билеты туда обойдутся в 30 000 рублей. Средняя цена по году – 36 000 рублей.

В Израиль дешевле всего лететь в феврале и ноябре: билет будет стоить ориентировочно 18 000 рублей, а в апреле и августе цена поднимется до 23 000 рублей. Средняя цена по году – 20 000 рублей.

Испания. Грузия. Армения > Миграция, виза, туризм > newizv.ru, 2 августа 2018 > № 2693395


Далее...